Перейти к контенту
Новостройки Ростова-на-Дону

Поиск в системе

Результаты поиска по тегам 'Февраль 1917'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Форумы

  • Новостройки
    • Недвижимость и Строительство
    • Новостройки в Центре
    • Новостройки на Западном
    • Новостройки на Северном
    • Новостройки Ростова-на-Дону
    • Новостройки в Ростовской области
    • Коттеджные поселки
    • Застройщики Ростова
    • Квартира в Ипотеку
    • Ремонт и Дизайн
    • Квартиры Ростова
    • Жилой комплекс "Красный Аксай" Микрорайон
    • Недвижимость в России и за рубежом
    • ТехПоддержка форума Новостроек
  • Ростовские форумы

Искать результаты в...

Искать результаты, которые...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Найдено 2 результата

  1. Когда речь заходит о развале царской армии после Февраля 1917 года, то обычно все начинают с Приказа № 1. Но мало кто знает, что ещё до Приказа № 1 был и другой приказ, приказ исходивший от либералов Временного комитета Государственной думы, созданного в ночь с 27 на 28 февраля 1917 года. Это был приказ полковника Генерального штаба (в отставке с лета 1915 г.), члена Государственной Думы, барона Энгельгардта Б.А., который по поручению Временного комитета Государственной думы (ВКГД) возглавил военную комиссию и был назначен первым революционным комендантом Петрограда. Вот как пишет об этом историк русского зарубежья Г.М. Катков: «Родзянко сказал, что военным комендантом Петрограда назначается член Думы Энгельгардт, который и возглавит штаб революции. <…> Страх, что офицеры могут организовать сопротивление «новому порядку», был так же велик среди членов Думы, как и среди членов Исполнительного Комитета Совета. 1 марта новый комендант петроградского гарнизона Энгельгардт выпустил приказ, обращенный к офицерам, которые собирались «конфисковать оружие у солдат»: «Как председатель военной комиссии временного Комитета Государственной Думы я заявляю, что будут приняты самые решительные меры к недопущению подобных действий со стороны офицеров вплоть до расстрела виновных». Даже знаменитый приказ № 1, сложную историю которого мы собираемся рассмотреть, не заходил так далеко и не угрожал офицерам расстрелом». Катков Г.М. Февральская революция. Гл. 13. § 2. Борьба между Советом и Думой за руководство солдатской массой. http://you1917-91.narod.ru/katkov_fevr_rev.html#petsow Этим приказом был нанесён сильнейший удар по престижу офицеров и послужил толчком для дальнейшего раскола между офицерами и солдатами армии. Как вспоминал генерал Спиридович А.И.: «Такой приказ настраивал солдат на офицеров». Впоследствии Энгельгардт сам признавался: «Этот приказ послужил основанием для обвинения меня впоследствии в расстреле офицеров десятками в Таврическом саду, что повлекло для меня много неприятностей в стане белых во время гражданской войны». 2. По воспоминаниям современников того времени солдаты начали отстреливать офицеров с первых же дней Февраля 1917. Собственно революция Феврали и началась с убийства 27 февраля 1917-го офицера капитана Лашкевича в Волынском полку унтер-офицером Кирпичниковым, который затем вывел солдат с оружием на улицы Петрограда. За это деяние генерал Корнилов, назначенный Временным правительством Командующим Петроградским военным округом «Приказом по округу № 120 от 1 апреля 1917 года» произвел Т. Кирпичникова в офицеры и наградил Георгиевским крестом Конечно, формулировка в приказе о награждении Кирпичникова была другой, благозвучной и соответствующей революционному моменту: «за то, что 27 февраля, став во главе учебной команды батальона, первым начал борьбу за свободу народа и создание Нового Строя…» Из: Статьи «Цветков, Кирпичников, Корнилов...» https://beloe-dvijenie.livejournal.com/264303.html 3. Ещё один сильнейший удар по армии был нанесён военным министром Временного правительства Гучковым А.И. По его решению в течение первых недель после захвата власти Временным правительством было проведено массовое увольнение опытных боевых генералов, но политически неблагонадёжных с точки зрения революционеров Временного правительства. В итоге как пишет Деникин: «В течение нескольких недель было уволено в резерв до полутораста старших начальников, в том числе 70 начальников пехотных и кавалерийских дивизий. <…> Массовое увольнение начальников окончательно подорвало веру в командный состав, и дало внешнее оправдание комитетскому и солдатскому произволу, и насилию над отдельными представителями командования». Деникин А.И. «Крушение власти и армии». Гл. XVIII. Военные реформы: генералитет и изгнание старшего командного состава https://history.wikireading.ru/32360 4. Сокрушительный удар по армии был нанесён политикой «демократизации»армии, проводимой Временным правительством и её военным министром Гучковым А.И. Не секрет для думающих людей, для того чтобы развалить любую армию мира достаточно внедрить в неё дух либеральной демократии и свободы, то есть «демократизировать» армию. Генерал Деникин пишет: «Для проведения «демократизации армии», и вообще реформ в военном ведомстве, «соответствующих новому строю», Гучковым была учреждена комиссия, под председательством бывшего военного министра Поливанова. <…> Ни один будущий историк русской армии не сможет пройти мимо поливановской комиссии — этого рокового учреждения, печать которого лежит решительно на всех мероприятиях, погубивших армию. С невероятным цинизмом, граничащим с изменой Родине, это учреждение, в состав которого входило много генералов и офицеров, назначенных военным министром, шаг за шагом, день за днем проводило тлетворные идеи и разрушало разумные устои военного строя». А.И. Деникин Очерки русской смуты, Т. 1. Париж, 1921. Гл. XIX. "Демократизация армии» http://militera.lib.ru/h/denikin_ai2/1_19.html 5. И далее продолжим цитировать Деникина: «Поливановская комиссия следовала в русле указаний военного министра Гучкова, первый приказ которого был направлен на изменения устава внутренней службы в пользу «демократизации армии». Последствия были совершенно неожиданные для лиц, не знавших солдатской психологии. <…> Солдатская масса, не вдумавшись нисколько в смысл этих мелких изменений устава, приняла их просто, как освобождение от стеснительного регламента службы, быта и чинопочитания. — Свобода, и кончено! <…> Нарушение дисциплины и неуважительное отношение к начальникам усилились». (Там же: http://militera.lib.ru/h/denikin_ai2/1_19.html ) 6. «Следующая мера демократизации армии — введение института комиссаров. Заимствованная из истории французских революционных войн, эта идея подымалась в разное время, в различных кругах, имея своим главным обоснованием — недоверие к командному составу. <…> Негласною обязанностью комиссаров явилось наблюдение за командным составом и штабами, в смысле их политической благонадежности. В этом отношении демократический режим, пожалуй, превзошел самодержавный…» Деникин А. И. Крушение власти и армии. Глава XXI. «Демократизация армии»: комиссары Источник: https://history.wikireading.ru/32363 7. «5 апреля Временное правительство разрешило отпуск из запасных частей внутренних военных округов на сельскохозяйственные работы домой солдат старше 40 лет, а 10 апреля было принято решение о демобилизации солдат, достигших возраста 43 лет. Данные меры правительства были восприняты солдатской массой как начало демобилизации. В итоге, солдаты не возвращались с сельхозработ, самовольно оставляли свои части – причем больше всего разложились запасные части и тыловые гарнизоны». Ст. Тыловая армия 1917 года на сайте Военное обозрение https://topwar.ru/110248-tylovaya-armiya.html 8. В русле политики «демократизации армии», проводимой военным министром Гучковым, а затем Керенским, как пишет Деникин: «В самом начале революции, указом 12 марта Временное правительство отменило смертную казнь. Либеральная печать встретила этот акт рядом патетических статей, выражавших мысли весьма гуманные, но лишенные понимания обстановки, в которой живет армия, и всякого предвидения. <…> Упразднены военно-полевые суды… <…> 12 июля правительством восстановлена смертная казнь, и военно-революционные суды, заменившие собою прежние военно-полевые. Разница заключалась в том, что состав новых судов – выборный (3 офицера и 3 солдата) из списка присяжных или из состава войсковых комитетов. А.И. Деникин Очерки русской смуты, Т. 1. Париж, 1921. Гл. XIX. "Демократизация армии» http://militera.lib.ru/h/denikin_ai2/1_19.html 10. И далее словами Деникина о законодательстве властей, способствующих развалу армии: «К числу карательных мер, проводившихся в порядке верховного управления или командования, относится расформирование мятежных полков. Недостаточно продуманная, мера эта вызвала совершенно неожиданные последствия: провокацию мятежа, именно, с целью расформирования. <…> А реальные выгоды расформирования для солдат были несомненны: полк уводился надолго из боевой линии, месяцами расформировывался, состав его много времени развозился по новым частям, которые таким путем засорялись элементом, бродящим и преступным». (Там же, http://militera.lib.ru/h/denikin_ai2/1_19.html ) 11. «Кроме полученного таким путем отрицательного элемента, войсковые части пополнялись, и непосредственно обитателями уголовных тюрем и каторги, в силу широкой амнистии, данной правительством преступникам, которые должны были искупить свой грех в рядах действующей армии. <…> В тех гарнизонах, где почему-либо более густо сконцентрировались амнистированные уголовные -- они стали грозой населения, еще не видав фронта. Так в июне в томских войсковых частях шла широкая пропаганда массового грабежа, и уничтожения всех властей; из солдат составлялись огромные шайки вооруженных грабителей, которые наводили ужас на население». (Там же, http://militera.lib.ru/h/denikin_ai2/1_19.html ) И это не полный перечень мер Временного правительства, которые неизбежно вели к развалу армии. В наше время активного антисоветизма, когда развал царской армии валят на одних только большевиков, важно исторически объективно подчеркнуть, что крушение дисциплины и развал царской армии началось не снизу, а сверху. «Демократизация» армии и введение в ней свободы любой политической пропаганды не могли не сказаться на настроениях войск, резко ускорив процессы дезорганизации и развала. Однако эта демократизация была организована именно деятелями Февраля, предполагавшими с ее помощью вывести армию из-под контроля генералов и офицеров, верных своей дореволюционной присяге. Выступая в присутствии Керенского 16 июля 1917 г. на Совещании в Ставке генерал Деникин так прямо и заявил: «Когда повторяют на каждом шагу, что причиной развала армии послужили большевики, я протестую. Это неверно. Армию развалили другие, а большевики лишь поганые черви, которые завелись в гнойниках армейского организма. Развалило армию военное законодательство последних 4-х месяцев. Развалили лица, по обидной иронии судьбы, быть может, честные и идейные, но совершенно не понимающие жизни, быта армии, не знающие исторических законов ее существования». Деникин А. И.. Крушение власти и армии. Гл. XXXIII. Совещание в Ставке 16 июля министров и главнокомандующих. https://history.wikireading.ru/32375 Как Временное правительство армию разваливало .doc
  2. «В феврале 1917 года во время тяжелейшей Мировой войны в России произошёл государственный переворот. Император Николай II, Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами Российской Империи, был свергнут с престола и арестован. Монархия в России была незаконно упразднена. Во главе переворота стояли заграничные силы стран Антанты, представители правящих кругов стран-союзниц России по Мировой войне, которые опирались на российскую думскую оппозицию, которая, в свою очередь, использовала для переворота большую часть верхушки генералитета. Достаточно сказать, что из пятерых главных организаторов и вождей «белого дела» (Алексеева, Корнилова, Колчака, Деникина и Врангеля), только Врангель не был причастен к свержению Императора Николая II. Остальные, в той или иной степени, либо были в числе непосредственных организаторов переворота, либо были осведомлены о нём и сочувствовали ему. <…> При этом надо помнить, что многие будущие вожди «белого движения» как впрочем, и другие генералы, оказавшиеся в стане большевиков, были тесно связаны с тайными и иностранными структурами. Характер этих связей до сих пор не совсем ясен, но само их наличие не вызывает сомнений/ Например, Колчак ещё с дореволюционных времён находился в тесных отношениях с Гучковым, а после Февральской революции и с Борисом Савинковым. Нет нужды говорить, что и Гучков, и Савинков были в свою очередь связаны с масонскими и разведывательными структурами Запада. Впоследствии, уже во время Гражданской войны, Гучков и Савинков будут оказывать Колчаку важные услуги для признания его на Западе и оказания колчаковскому правительству военной и дипломатической помощи. Характерно, что кандидатура Колчака на должности «верховного правительства» была утверждена в 1918 году лично президентом США Вильсоном и премьер-министром Великобритании Ллойд-Джорджем в Версале. А представлял перед ними интересы Колчака эсер Чайковский. Понятно, что западные структуры, с которыми были связаны будущие белые вожди, были структурами Антанты, а не Германии. Между тем, в недрах самой Антанты не было единства по поводу будущего правительства России. Начиная с августа 1917 года, англичане и французы, понимающие, что режим Керенского не способен продолжать войну «до победного конца», начинают тайно раскручивать фигуру генерала Корнилова. Его прочат в военные диктаторы. Курирует «корниловский проект» всё тот же Савинков, давно завербованный английской разведкой. <…> Однако выступление Корнилова потерпело поражение. Не последнюю роль здесь сыграло то обстоятельство, что Керенского поддержали влиятельные американские силы, которым был не нужен проанглийский ставленник. Ограниченный Корнилов был использован в «тёмную», а затем отправлен в Быховскую тюрьму. <…> Ещё ранее, в июне 1917 года, начинается и раскрутка другого претендента в диктаторы – адмирала Колчака. Вообще Колчак был протеже Гучкова. Тесно связанный с последним ещё с дореволюционных времён, Колчак пользовался неизменным покровительством Гучкова в бытность его военным министром первого февралистского правительства. Позиции Гучкова, претендовавшего на первую роль в революционном правительстве, день ото дня слабели. Керенский и его покровители всё больше забирали власть в свои руки. В этих условиях, Гучков рассчитывал на военный переворот и на приход к власти диктатора, при котором он, Гучков, вернёт себе первенство во власти. В одном из писем, написанных уже в эмиграции, Гучков писал, что он особенно рассчитывал на Колчака. Не вызывает сомнений, что именно с целью участия в большой политической игре, Колчак был вызван в Петроград из Севастополя. Но когда он прибыл в Петроград, Гучков был уже снят с поста военного министра, что, конечно, ослабило шансы адмирала пробиться в диктаторы. Тем не менее, Гучков продолжал оказывать Колчаку всемерную поддержку. Именно Гучков связал Колчака с «Республиканским центром», в недрах которого шла подготовка к военному перевороту в стране. Колчак выступал на заседаниях Временного правительства с эпатажными речами о том, что «Родина в опасности». При этом вернуться на Черноморский флот и заняться непосредственным своим делом, защитой Родины, Колчак не спешил. В некоторых газетах того времени, то и дело пестрели заголовки «Вся власть – адмиралу Колчаку!». В те дни адмирал активно сотрудничает с «Республиканским центром». «Республиканский центр» поддерживал Корнилова и был тесно связан с англичанами. Одновременно «Республиканский центр» поддерживал и Колчака. П. К. Милюков, многие годы спустя, писал: «Естественным кандидатом на единоличную власть явился Колчак, когда-то предназначавшийся петербургским офицерством на роль, сыгранную потом Корниловым. <…> В связи с решающей ролью американцев в «подавлении корниловского мятежа», весьма интересно то обстоятельство, что Колчак, при всём его честолюбии, отказался от роли кандидата в «диктаторы», любезно уступив её Корнилову, а сам уехал в США. <…> Говорят, к «красным» никто не хотел идти, у них были сплошные китайцы и немцы, а вот, «белые» состояли из одних русских людей. Однако это не так. Например, так называемая армия Комуча ничего бы не смогла сделать, если бы не действия чехословацкого корпуса, а отряды атамана Семёнова или барона Унгерна жизненно зависели от японской или монгольской помощи. Я уже не говорю о казачьем генерале Краснове, который просто был на полном германском военном содержании. Стратегия «белых» вождей, таких как Колчак, Деникин и Врангель, полностью зависела от Антанты. И Антанта помогала им только до тех пор, пока это входило в её планы дробления и расчленения России". ИЗ: П.В. Мультатули. Почему проиграли белые? Гл.2,3. Источник: http://www.russia-talk.com/rf/multatuli.htm