Перейти к контенту
Новостройки Ростова-на-Дону

Rykar

Падшие звёзды

Рекомендуемые сообщения

Собственно предлагаю ознакомиться. По мере написания продолжения, буду выкладывать его в сети.

Предупреждаю сразу, что тема, затронутая в произведении, специфична и может не всем понравиться. Тем не менее, мы прекрасно занем греческую мифологию, греческий взгляд на мир и на их историю, мы неплохо знаем китайский варинат, изучаем гороскопы друидов, знаем поимённо римских и египетских богов, даже осведомлены о богах и культуре далёких индейцев майя, ацтеков и пр., но практически абсолютно не имеем понятия о собственной (расматривайте с художественной точки зрения, так) мифологии, о том как наши предки смотрели на мир и что они видели и почему они полагали, что всё именно так, а не иначе. Читайте это художественное произведение, в котором выражена моя авторская позиция, наверняка она будет во многом расходится с вашими взглядами и со взглядами многих людей, которые, возможно, более авторитетны для вас, чем я. И тем не менее! :) Читаем:

 

Падшие звёзды

 

Снова шёл кислотный дождь. Уже третий раз за последнюю неделю. Лето выдалось дождливым и пасмурным. Оранжевый диск Солнца выглядывал из-под полога сплошного серого смога, как нашкодивший озорник – воровато озираясь и совсем не надолго. После чего небо снова схватывал густой, плохо проницаемый для света, мутный занавес.

Норек стоял, в задумчивости, у окна. Вид на серые и коричневые панорамы мегаполиса был бы отличным, учитывая этаж, но почти весь обзор загораживал своим мощным тылом офисный небоскрёб. Тыл у него был так себе – облупившаяся краска, отвалившаяся местами штукатурка, ободранные окна и ржавые, вряд ли работающие, коробки кондиционеров. Безусловно, фасад его смотрелся куда более выигрышно, вычищенный до блеска, сверкающий зеркальными окнами, обильно украшенный яркими неоновыми вывесками. Также выглядит и вся жизнь в этой стране, думалось Нореку, внешний показной слой, блеск и лоск, и разруха с нищетой прямо за углом. Что, собственно, и есть норма этой жизни.

Норек накрыл рукой, запрыгавший было по подоконнику стакан с пойлом – рядом с домом проходила линия воздушного метро, подумав мгновение, добро отхлебнул из него, ощущая, как приятно прохладная горечь потекла по пищеводу. Город разросся до таких пределов, что сотнекилометровых тоннелей обычной подземки, изрывшей его недра, стало явно не хватать. Тогда проложили новое, более комфортабельное воздушное метро. По крайней мере, не такое душное и, благодаря более высокой проходной стоимости, менее забитое вечно спешащим народом. Воздушкой пользовались люди более состоятельные, чем пользователи подземки, но менее, чем счастливые обладатели личных машин с двигателями внутреннего сгорания, коротавших часы в гигантских пробках и заторах. Ну и самая зажиточная, как и самая малочисленная прослойка этого общества, имела в своём обладании индивидуальные флайкары – машины, летающие на небольшой высоте. Этим и пробки не страшны и комфорт повышенный. Плюс уважение и зависть простолюдинов – такой аппарат мог себе позволить далеко и далеко не каждый.

А внизу, во дворе, обряженный в какие-то тряпки неопределённого цвета, сгонял воду к бордюру, дабы та не застаивалась зловонными лужами, гордый южный человек. Непонятно за что эти люди воевали несколько долгих лет, если хотели независимости своего куска некогда единой и большой страны, если потом массовыми потоками вновь хлынули сквозь свежеустановленные границы нового суверенного государства в пределы своих «угнетателей» и «поработителей». Стремительно заселяя территории бывшей метрополии, заменяя собой вымирающее коренное население. И вот вместо деревенек стали появляться кишлаки, а на улицах городов стало непривычно слышать родную речь. Тем не менее, правительство всячески пыталось убедить электорат, что это очень хорошо и очень полезно для страны…

Мёртвый мир. Когда-то планета цвела и благоухала, поражая мягким климатом и видовым многообразием живой природы, а сейчас серо-жёлтые пейзажи выжженных пространств стали чем-то привычным. Выросло уже второе поколение, которое живое изобилие видело лишь на картинках в учебниках, да в познавательских фильмах. В соответствии с новой теорией, когда учёные предложили рассматривать планету, как живой и, возможно, разумный организм, не совсем понятна её реакция на медленно, но верно убивающего её паразита. Ей бы стряхнуть его со своей шкуры раз и навсегда, а потом исцелиться и вновь засиять всеми красками, но нет, ничего не происходит. Значит, теория не верна или планета уж слишком терпелива, ведь единичные, точечные удары-катаклизмы не в счёт.

Человечество строит осознающих себя роботов, создаёт новые формы жизни, лечит сложные заболевания, летает на ближайшие планеты и выворачивает из их недр необходимые полезные ископаемые, а так сильно загадило свою собственную, что скоро будет в пору самих себя заносить в книгу редких и особо охраняемых видов. Что-то здесь не так.

Пустой стакан звякнул о подоконник. Норек с грустью подумал о телевизионной рекламе, где пойло быстро кончилось и кто-то должен бежать за «Куранским», чтобы продолжить праздник.

Бежать было некому, самому лень, тем более, завтра нужно идти на работу, а значит, что пора спать.

Норек откинул одеяло и, быстро раздевшись, нырнул в постель. Затуманенный и поражённый алкоголем мозг затухал не сразу. Отключив сознание, он принялся сектор за сектором очищать и восстанавливать, по мере возможности, утраченные связи и повреждённые химическим оружием участки тонкого инструмента – приёмника разума, самого себя. Человек спал беспокойно, ворочаясь и вздрагивая во сне.

 

- Боги больше не вернутся. Они ушли во мрак, нам туда пути нет. Единственное, что у нас осталось, это односторонняя связь без возможности прямого ответа. Но мы остались здесь и мы – продолжение наших богов, проводники их воли и нам держать перед ними ответ потом. Мы контролируем пятнадцать уровней мироздания, но для стабилизации положения нам необходимо взять под свой контроль всю стрелу миров и выйти к Вместилищу богов с другой стороны, со стороны самых верхних уровней, тогда это будет означать, что мы справились. Если же не справимся, погибнем все.

- Предлагаешь просочиться в тонкие миры? Мы не будем там функциональны. Там наши тела будут лишь фантомами, мы не сможем воздействовать на среду…

- Верно, толкуешь СВА-Рог. Мы сможем лишь оперировать потоками сил и играть с напряжённостью линий вероятностей. Но так же, как мы являемся детьми наших богов и проводниками их воли, также и исполнителями в тонких мирах будут наши дети и внуки, а мы станем их богами и судьями, являясь в то же время их породителями. И они возьмут тонкие миры под свой контроль, мы победим.

- Известно, что другие группы макрофагов пытались реализовать подобные варианты, известно также, что их попытки увенчались провалом, что отразилось на общем состоянии мироздания, натяжка пространств изменилась, изменились и центры тяжести, потому нам будет ещё тяжелее, нежели им…

- Прости, что перебиваю, Велесе, но у нас нет иного выбора, а чтобы избежать их ошибок, мы не станем ваять, как они, тварных существ – на них не можно положиться. Мы пойдём в миры Яви сами, мы породим детей и отправим их с миссией. Задача усложняется тем, что многие Твари вышли из-под контроля и претендуют на равенство с нами, а то и на главенство…

- Ну нам-то они не страшны…

- Пока – да. Но они будут опасны для наших детей в Яви, да и, возможно, что и нам тоже, хоть и позже. Именно об этом предупреждал Великий …РА…. Они могут самоорганизовываться и преследуют исключительно свои личные, корыстные интересы, сиюминутные. Они, безусловно, очень опасны.

 

Вселенная-Мироздание имеет сложную структуру, имеет свои органы и системы, а также свой РА-З-Ум. Часть его, именуемая «Осознанием себя» или попросту «Сознанием», направлена наружу этого мегаорганизма, но есть ещё и вторая часть РА-З-Ума, которая не осознаётся Сознанием и направлена наоборот внутрь своего «тела». В состав его имени также входит слово «РА». Оно контролирует все процессы «организма», инспектирует работу систем и даёт указания, в виде рекомендаций, отдельным, осознающим себя единицам и процессам. Оно в единый миг знает обо всём, что происходит с каждой клеточкой, с каждой молекулой, даже самой удалённой, своего «организма». Оно знает о внешней инфекции на границе и о повреждении оболочки, благо, что повреждение не фатальное и восстановимое рано или поздно своими силами, о внутренней инфекции, активизировавшейся на фоне общего ослабления организма, так как большие группы сильнейших макрофагов брошены на борьбу с пограничными опасностями и в остальных секторах иммунные силы ослаблены. Там …РА… координирует действия малых групп макрофагов, участвующих в борьбе. Он не рассчитывал на полную и быструю победу, но надеялся максимально сильно блокировать развитие инфекции и продержаться до освобождения основных сил. Тогда выздоровление будет неизбежно.

 

- Я подготовлю мир реабилитации и подготовки, а также настрою и вплету в полотно пространств тонких миров наши «датчики» и органы восприятия, чтобы усилить наше непосредственное воздействие на отдельных участках тех миров. – Сказал СВА-Рог.

- Добре.

- Я подготовлю информационную базу и вложу её в материю миров. – Сказал Велесе.

- Я возьму под контроль потоки жизненных сил. – Произнесла Жива.

- Я помогу внукам в битвах. – Нахмурился Перуне.

- Мы будем рядом! – Подмигнули Ящер, Вий и Морок.

- Клин клином вышибают. – Заметил Чернобог. – Я подсоблю внукам.

- А я буду тунеядничать! – Засмеялся Переплут. – Я гармонизирую и оптимизирую потоки сил.

- Я начну прясть. – Отметила Макошь. – Отмерю каждому, что заслужит.

Дослушав всех, Глава кивнул.

- Добре, приступайте, брате.

 

Норек приехал в столицу самого крупного осколка великой ранее державы, ныне суверенного государства, два года назад. Ехал в поисках лучшей доли, надеялся сделать карьеру, накопить деньжат и с честью вернуться в свой родной городок. Не сказать, что его малая родина была медвежьим углом, но, конечно, возможности там совсем не те, что в столице, куда стекались все деньги со всей страны и большинства бывших национальных республик, ныне являющихся независимыми странами со своей валютой, границей и армией. Помыкавшись и пометавшись, они так и остались в фарватере политики большого северного соседа, став странами-сателитами. Только уровень жизни там значительно упал в сравнении со временами единой державы, так как вдруг выяснилось, что коренное население совершенно не умеет управлять.

Однако и столица его постепенно разочаровала. Да, зарплата здесь значительно выше, но и цены на продукты питания и прочие потребительские товары также выше, как и проезд до места работы – сначала на метро, а потом на автобусе и обратно. И стоимость проезда тоже далеко не копейки стоит. Плюс сюда ещё ежемесячная квартплата и свободных денег, которые можно было бы откладывать, совсем не остаётся, более того, еле удаётся сводить концы с концами. Остаётся один лишь положительный момент – социально-статусный, что человек живёт и работает в Густаве, да и то, тот действует лишь на жителей периферии и родного городка.

Норек сонно потянулся. Не выспался совсем, а вставать уже надо. Конечно, как тут выспишься, если приплюсовать к десятичасовому рабочему дню четыре часа, затрачиваемые на дорогу, – два туда и два обратно? С этим надо что-то решать, подумал Норек, и буквально выкатился из кровати.

Времени на завтрак совершенно не осталось, значит опять придётся перебиваться чем-нибудь по пути, каким-нибудь фаст-фудом, от которого желудок потом сворачивается в трубочку.

Умывшись ржавой водопроводной водой, Норек схватил сумку и бросился к лифту. Хорошо, что не так давно в подъезде установили новую крепкую дверь и домофон – лифт, и подъезд вообще, перестали быть общественной уборной, которой не гнушались не только бездомные, но и вполне приличные люди, которых нужда застала в неподходящем месте.

На улице сразу бросилась в глаза группа людей в длинных скорбных одеждах – последователи одного из культов, то есть ответвления одного из культов. Наверняка они как-то по своему читают и трактуют, так называемую, священную книгу и считают себя единственно и истинно правыми. Иными словами, секта. Хотя, чем отличались от этих молодых новообразований, старые устоявшиеся культы, Норек особо не понимал. Тем, что представители официальных религий, коих в стране три, не ходили с проповедями по квартирам и не приставали со своими брошюрами к прохожим? Так ведь и ходили, и приставали также, только давно прошли этот этап, сейчас переживали благоприятное время полной монополии и проникновения во все сферы человеческой жизни так, что проповеди уже не нужны, люди итак придут сами. Период ловли душ успешно миновал и теперь можно обзывать сектантами и еретиками молодых и дерзких, стремящихся урвать часть паствы себе – неплохой источник пассивного дохода.

Норек пользовался услугами воздушного метро. Не потому, что имел доход более высокий, чем у большинства жителей мегаполиса и не из-за повышенных амбиций и претензий к комфортабельности, нет, просто до станции воздушки он доходил за 15-20 минут пешком, а до ближайшей станции подземки нужно добираться при помощи общественного городского транспорта.

Красный огонёк на панели пропускного терминала сменился на зелёный, что означало, что определённая сумма, необходимая на оплату за пользование метро, списана с его личного счёта, и створки терминала приветливо перед ним распахнулись. Норек взошёл на, движущийся в верх, эскалатор. Пусть говорят что угодно, что излучение слабо, что человеческий организм не в состоянии его воспринимать, что разряды тока меньшей напряжённости, чем даже биологические импульсы, но конкретно у него всегда покалывало и жгло руку в том месте, где у каждого гражданина вшит идентификационный микрочип, после обращения к нему внешних систем. У прочих, насколько Норек был осведомлён, таких проблем не возникало. Они попросту не замечали в своём теле инородный предмет. И даже удивлялись тому, как люди обходились без таких удобных и полезных приспособлений в былые времена. Ведь это так удобно – нет необходимости таскать с собой кипу документов, пачки денег, сумки, в которых всё это добро должно быть уложено, нет проблемы с разменом крупных купюр, не задерживаешь очередь, роясь в карманах в поисках мелочи, да и не потеряешь ничего своего ценного, ни документы, ни деньги, ни банковские карты. К тому же такие приятные бытовые мелочи стали доступны и привычны, как, например, автоматическое включение электрического освещения при входе в помещение или комнату и, соответственно, выключение при выходе. Не надо делать никаких лишних движений и заморачиваться на мелочах. Да и близкие всегда знают где находится их «гуляка» - местоположение по чипу определяется с точностью до метра. Преступность, опять же, практически свели на нет. Шалят, если шалят, то преимущественно только южане, лишённые таких благ и привилегий и потому «справедливо» обиженные на всех своих бывших «угнетателей».

Норек проспал всю дорогу до своей станции. А сколько раз он просыпал и проезжал её? В первое время, когда только начинал снимать эту квартиру, такое случалось часто, едва ли не пару раз в неделю. Благо, что всегда выходил из дома заранее и опаздывал потому не сильно. Так было, пока у организма не выработался своеобразный условный рефлекс – пробуждаться на повороте непосредственно перед самой станцией.

После прохладного и свежего, очищенного системами жизнеобеспечения, воздуха вагона городская взвесь смрада и пыли показалась особо душной и лишённой кислорода. Не смотря на влагу, висящую в воздухе. Накрапывал мелкий, противный дождик.

Теперь путь лежал через скопление гаражей и маленьких, в большинстве своём заброшенных, домиков неведомого уже предназначения, к остановке автобуса, который и довезёт до места назначения. Здесь можно полностью расслабиться и отдаться в руки Морфея, так как этот самый пункт назначения находится на конечной, то есть проехать невозможно. Там же, на остановке, можно будет прикупить какой-нибудь восточный фаст-фуд и им позавтракать, скоротать время в ожидании транспорта.

 

СВА-Рог покинул место собрания. Создавать мир реабилитации он решил позже, определив приоритетом подготовку верхних уровней, уровней мира Яви, к заселению. Наиболее оптимальным он определил третий. Хоть в нём клокотало пространство, стремительно перемещаясь в первородном океане молодого мира, а вихри и смерчи потоков времени сшибались меж собой, разлетаясь брызгами. Всё это создавало нестабильность и большую опасность для будущих жителей этих миров, которых даже на одном третьем уровне было неисчислимое количество.

Разделив своё, почти единое до сей поры, Сознание на такое же неисчислимое количество личностей, «Я», сколько и миров, он обратился в огромного Рога – Птицу-Первосокола и опустился в третьи миры с их опасно нестабильными условиями. Миры первого и второго уровней отличались более спокойным нравом. Но это пока, они ведь, по космическим меркам, только родились, и им ещё только предстоит переживать эпоху бурной нестабильности, усложняясь с каждым космическим годом и увеличивая количество мерностей.

Однако с них начинали прошлые группы макрофагов, наплодившие полчища тварных существ, которые теперь угрожали прочим уровням. Поэтому СВА-Рог и решил выставить им заслон в третьих мирах, а затем планомерно выдавить разбушевавшихся и зазнавшихся Созданий на первый уровень, где и уничтожить эту искусственную инфекцию окончательно.

Сварогов Рубеж, так это будет потом определено. Птица-Сокол скользила в пространстве миров, одновременно находясь везде и нигде. Одновременно в одной точке и на удалении миллиардов световых лет, он охватил собой весь третий уровень миров. Первым делом СВА-Рог стабилизировал время, остановив и запустив снова. После чего оно потекло более спокойно и размеренно, ускоряясь и вспучиваясь лишь вблизи больших материальных объектов. После чего СВА-Рог погрузился в глубины мерностей, растворившись на самом дне пространства, блуждая среди атомов, он искал выход, думал думу, как стабилизировать неустойчивые межатомные связи пространства. Обратившись в самую малую Птицу-Утку, сейчас её назвали бы «нано-уткой», он нырнул по нескончаемой цепи элементов к самому основанию мироздания, от молекул к атому, от атома к электрону, к электрона к нейтрону и так до самого дна, до фундамента Мира. Долго ли коротко, но он нашёл источник нестабильности и изъял вздорную частицу из самого низа структуры – великая дрожь прошла по всем мирам третьего уровня так, что содрогнулись и соседние с ними, но устояли. И стало ясно - Боги вернулись! Не старые, но молодые пришли!

Удерживая Мир на плечах, СВА-Рог посовещался коротко с Главой и определил Ящеру стеречь до скончания мира межмолекулярные и межатомные и так далее связи Яви, хранить стабильность и предсказуемость Конов мировых. А сам взмыл ввысь, огядел дело рук своих, остался доволен.

Но что-то всё же не так. СВА-Рог покинул миры третьего уровня и, разогнавшись из низших миров, ударил в самый главный, центральный Кон мироздания третьего уровня, да так сильно, что искры из глаз посыпались! Но добился-таки чего хотел – искры-то не из глаз посыпались, но из треснувшего Камня-Гранита, Кона-Алатыря и прожгли они дыры, проходы и ходы в миры четвёртого, пятого и далее уровней. И, народившись, Явился, пришёл в миры Яви Огнебог СВА-Рожич светом ясным, изначальным. А искры небесные подле СВА-Рога храбрыми Ратичами встали. Доволен СВА-Рог.

Разделил пространство, очертив Чертоги – каждому из богов-братьев вотчину Явную, Глаза, Уши и Пристанище в третьих мирах. Повелел Стрыю-богу всяко движение в Яви контролировать и по своему усмотрению регулировать; призвал Живу и ей велел за дело браться, так как условия миров уже позволяли жизни буйным цветом разрастись по всем землям и солнцам; Вия позвал, наказал хранить Порубежье между третьими и четвёртыми уровнями; и Чернобога позвал с тёмными братьями, игру играть велел. Так, чтобы противодействовали они братьям светлым, в другую сторону идущим. Дабы баланс соблюсти и гармонию.

Так и повелось с той поры: светлые жизнь дают – тёмные забирают, с собой уносят; светлые созидают – тёмные разрушают…

Утомился СВА-Рог, опустился на одну из земель с супружницей своей, с Ладой. И от любви их жаркой аж искры полетели, а из искр тех вышли дети их – Сварожичи. Оглянулись детушки, позрели друг на друга и сказали: «Мы от Света Небесного рождены, от РА Великого, божичи мы, СВА-Р-бога сыны, а стало быть и сами боги, в Яви воплощённые, Асы мы. Наречёмся с времени сего мы и зваться от ныне станем так – РАСА!»

Глядел с Небес, из уровней дальних, Глава, Отец всем богам-братьям, РОД и лишь брови хмурил…

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Рекомендуем!


Возможно от накопившейся усталости, а может быть из-за хронического «недосыпа» или от голода, но Норек, вдруг, почувствовал себя плохо. Однако, решил не останавливаться, а дойти до автобусной остановки. Там можно будет посидеть на лавочке, прийти в себя, перекусить, выпить водички…

Этому не суждено было случиться – звуки окружающего мира исчезли, уши заложило будто ватой, перед глазами вместо дороги с ровными рядами гаражей расползлись красные пятна на абсолютно чёрном фоне. Норек остановился, беспомощно взмахнул рукой в поисках опоры, рука, не найдя опоры, лишь бестолково рассекла воздух и опустился прямо на землю. Всё, теперь его уже не беспокоил его внешний вид и то, как он выглядит для редких прохожих, сознание оставило тело…

Прохладный ветерок холодил лицо и всё тело, продувая ненадёжную колючую одежду, играл с волосами на голове. Удивительно, что воздух оказался кристально чист и нёс в себе не смог и дым, а запах сена, свежеиспечённого хлеба, сырость земли и что-то ещё, не понятное или забытое, но такое приятное и родное. Норек оглянулся по сторонам – он стоял на рыночной площади, вымощенной круглым булыжником. Вокруг копошились люди, облачённые в какие-то старомодные, даже скорее древние, одежды или вовсе в музейные экспонаты! Они деловито раскладывали по прилавкам свой нехитрый товар, громко между собой переговариваясь на знакомом, но давно и прочно забытом наречьи. Вот мимо, столбом стоящего Норека, прогрохотала подвода, запряжённая грустной серой лошадью; прошли, бряцая металлом, вооружённые алебардами, люди в начищенных до блеска панцирях; пробежала, дико вереща, дородная тётка с огромной плетёной корзиной. А он всё стоял, не веря в реальность наваждения, боясь пошевелиться дабы не спугнуть приключившуюся иллюзию.

- Эй, парен! – Услышал он. Говорили на его родном языке, но почему-то с сильным южным акцентом. – Парен, ты чего? Паднымайса, вставай!

Норек почувствовал, что его довольно сильно тормошат, затем лицо обильно орошил холодный дождь и мир перед ним потускнел и поплыл, краски на глазах серели, предметы теряли свойственную им материальную прочность и становились прозрачными, сквозь этот мир со свежим хрусталём вместо воздуха проглянули унылые серые черты густавского пригорода. Тут же на грудь навалилась тяжесть – местный воздух оказался практически лишён кислорода и слабо годился для дыхания людей. Перед глазами вновь запрыгали красные круги. Но отрывисто, как команда, снова раздалась южная речь и, обильно умывший лицо, холодный дождь вернул его в чувство.

Прямо перед собой Норек увидел смуглое усатое лицо южанина, тот смотрел на него испуганными чёрными маслинами глаз.

- Вах, вах, вах! – Воскликнул он, когда увидел, что молодой человек пришёл в себя. – Парен, что с тобой? Сердце, да? А я иду, сматрю парен лежит, думаю, вай-вай, адэт прилично, не пьяный, думаю, савсэм человеку плохо стало! Вай-вай, может скорую тебе?

Норек отрицательно мотнул головой.

- Паднымайся, дарагой, савсем халодный земля – простудишься ещё, пайдём. Пайдём к нам дамой, пасидишь, а патом пайдёшь, куда тебе нада. А то я иду, думаю, вай-вай…

Норек позволил помочь себе, опёрся на мужчину и встал. В голове неприятно шумело, в ногах дрожжью вибрировала слабость, во рту пересохло, казалось, что язык к нёбу прилип. Неприятное событие, что и говорить, интересно, чем оно вызвано? Но однозначно с пойлом лучше завязывать… ну пока хотя бы ограничить его потребление, чтобы стресс у организма не вызвать… И, вообще, неплохо бы приобщиться к ЗОЖ – Здоровому Образу Жизни, спортом каким-нибудь заняться, перейти на нормальную человеческую еду – готовить супы, каши и прочее. Только вот когда этим всем заниматься – времени ведь совсем нет? Норек шёл, слушая в пол-уха щебет южанина, а сам витал где-то в своих мыслях и переживаниях. Он только сейчас заметил присутствие рядом маленькой южной девочки, лет пяти. Возможно, именно ей и были адресованы отрывистые команды на чужом языке.

Тем не менее, вопрос о необыкновенной реальности его видений остаётся открытым. Что это было? Галлюцинация, вызванная недостатком кислорода в мозге? Свои собственные фантазии, высвобождённые раскрепощённым сознанием? Или он действительно из-за каких-то изменений своего восприятия смог погрузиться в самый настоящий параллельный мир? Ведь такие случаи бывали.

Норек вежливо отказался от приглашения войти в старую заброшенную, как он наивно полагал ранее, хибару и, поблагодарив южанина, продолжил свой путь. Стараясь не касаться мысленно неприятного сегодняшнего события, переключился на думы о работе и вскоре стыдливо позабыл о нём.

Норек работал в большом торговом центре в отделе электроники и бытовых агрегатов. Технологи всех фирм соревновались между собой по созданию наиболее универсального бытового агрегата, объединившего бы в себе все возможные приборы и машины. Считалось, что делается это для удобства потребителя. Гражданина то бишь. Опять же эти вездесущие системы «умный дом» с самой дорогой моделью бытового агрегата со встроенным бытовым дроидом, который в состоянии выполнять функции слуги, домработницы, повара и даже няни для детей, обладая самообучающимся искусственным интеллектом, он вполне справлялся со всеми вышеперечисленными функциями. При этом он никогда не ропщет по поводу низкой заработной платы, никогда не сплетничает, разглашая внутрисемейные секреты и не обижается на упрёки, а наоборот лезет из кожи вон, дабы не повторить действия, кои к ним привели. В общем, идеал для бытового обслуживания. Единственный недостаток – это довольно высокая стоимость и, главное, необходимость установки внутричерепного чипа для телепатического контакта с машиной. То, что многие не очень состоятельные граждане влезают в многолетнюю финансовую каббалу, приобретая не нужный, по сути, предмет показной роскоши ещё ничего, в сравнении с последствиями имплантации внутричерепного микрочипа. Ведь мысли после этого начинала слышать не только бытовая машина, но и прочие устройства негласного контроля за гражданами! Так думал Норек, рассказывая очередным потенциальным покупателям о преимуществах бытового агрегата фирмы «Ботов» перед таким же, в принципе, изделием, но фирмы «Каш».

Что делать, работа есть работа. Главное продать. А кому, что и зачем нужно – мысли совершенно не уместные, пусть думают люди сами, если умеют…

Главное, этот день когда-нибудь кончится и настанет приятное время пути домой. Можно будет купить баночку слабоалкогольного напитка, изготовленного, судя по надписи на этикетке, на базе натурального пойла, для поездки в автобусе, а потом подремать в метро. А, вернувшись домой, осушить пару бутылок самого настоящего, пусть и не «живого», но всё же пойла и наконец-то завалиться спать, не думая, что проснувшись утром, придётся всё повторить с самого начала, включая тяжёлый подъём, утомительную дорогу, нудный рабочий день – пустое сидение, развод очередных лохов, выслушивание рассказов молодых кассирш, на грани восторженного визга, о неких супер-пупер никому не нужных, кроме них одних, новомодных тряпочках, о коих они имеют смелость мечтать. Будто шмот сделает их более красивыми и, возможно даже, более умными, притягательными не только для толстобрюхих… «толстосчётных» самцов с масляными взглядами. У которых самих дома непременные жены с вечнозелёной маской на лицах, делающей их ещё более привлекательными для… мужчин и, как минимум, хотя бы один до жути избалованный толстопуз в уменьшенном варианте, но они отыгрываются за комплексы и унижения детства, играя ныне в хозяев жизни, «осчастливливая» очередную из симпатичных неудачниц. Но только пока их жены чем-нибудь для них увлекательным. Например, тратят деньги с мужнего счёта в салонах красоты, где им, по определению, не место. После чего единственный приятный момент – это выход из торгового центра, когда можно вдохнуть густую городскую взвесь полной грудью и ощутить вкус слова «свобода», направляясь через лесопарк к автобусной остановке. Главное не забыть заплатить в первых числах следующего месяца за кислород. Сколько надышал по счётчику. Иначе, за длительную уже неуплату, квартиру просто отключат от городской сети. Что делать потом? А ведь коммунальщики уже могут это сделать, поэтому, главное – не забыть! А после, хоть трава не расти и плевать, что лидерландцы строят дополнительные аннигиляционные установки по периметру границ, плевать. Будет пойло, будет день, а больше и не нужно ничего!

 

Сварожичи осваивались в новом для них, но родном, пространстве. Осваивали миры, путешествуя меж звёзд, погружались в пучины в пучины параллелей натяжённости, селились там, изучали миры Нави, беседовали со своими породителями в Прави. Селились они крупными сверкающими колониями поближе к звёздам в центральных частях, преимущественно спиралевидных, галактик. Потому что, хоть миры третьего уровня и были насыщены энергией под завязку, а в этих регионах её было ещё больше, даже в избытке. Поэтому Сварожичи, поглощая чистую, светлую, лучистую энергию, нисколько не заботились о насущном и о дне завтрашнем, так как запасы энергии казались им неистощимыми, вечными. Ведь эта энергия и есть это пространство, всё связано воедино и неделимо. И так будет всегда.

Они беззаботно развлекались, они самосовершенствовались, они играли. Они меняли Коны, передвигали Коны, создавали, играючи, миры, творили существ, они обучались, после чего уходили на покой в более спокойную и стабильную Навь, поднимались в Правь, получали новый У-Рок и возвращались в Явь. Так проходили их С-Роки.

РОД, раскинувшись гигантским полотном, охватывал, буквально поглотив, десятки пространств-уровней, сотни миров, миллиарды земель и солнц, наблюдал за своими внуками. Мир, созданный им руками СВА-Рога, ему нравился. СВА-Рог в то же время и был проводником его воли, не осознавая этого. Ведь, как Богов составляют их многочисленные «Я», так и РОДа составляют Боги. И каждый является его продолжением – «руками», «глазами» или «ушами», в тот или иной момент, в том или ином секторе пространств, космоса, в зависимости от индивидуальных качеств и умений. Боги полагали, что действуют сами, принимают решения, на самом деле, это РОД успешно манипулировал своей частью, органом, направляя процесс и силы в нужное русло, предвидя конечный результат. Хотя и оставлял своим детям возможность выбора и самостоятельность.

Так и с помощью СВА-Рога он создал мир, повелев прочим Богам, направил потоки сил, стабилизировал пространство и установил новые Коны Мироздания. Потом СВА-Рог сварганил Сваргу – мир реабилитации для «Я» Богов, потрёпанных в деяниях и боях, и для детей своих – Сварожичей. Вход оставил открытым, поручив быть проводниками Огнебогу Сварожичу и Велесу Премудрому.

РОД оглядел миры третьего уровня, посмотрел на нежащихся в лучах РА сияющих Сварожичей и гигантской птицей сдвинулся сквозь миры во второй уровень. Здесь стоял блок, граница казалась непроницаемой, но так только казалось. РОД знал, что «инфекция», проникая извне, ищет наиболее благоприятные места, там, где можно, набравшись сил, начать стабильное и неуклюжее наступление на окрестности, всё расширяя зону своего контроля, зону поражения. Откуда «инфекция» поглощала, высасывала живительную энергию. Большой будет плюс, если найдётся сила, на которую в своей экспансии можно будет опереться. Во втором и в первом уровнях эта сила-стихия есть – тварные существа. Достаточно сложные и многоуровневый структуры, чтобы существовать и успешно выполнять поставленные задачи в условиях этих миров.

Большая часть «Я» РОДа осталась в мирах третьего уровня, практически все прочие в остальных мирах, вплоть до границ зоны ответственности группы макрофагов. И лишь малая часть «Я», составляя огромный конгломерат личности – сознания Бога, вывалилась во втором уровне. Весь он был увлечён думами тяжёлыми и на страже стояло лишь несколько «Я», которые, не будучи объеденены в единую органичную сеть, и не сумели вовремя различить опасность. Они подали сигнал тогда, когда вороги были уже на расстоянии удара. Медленно реагировала цепь «Я», увлечённые личности РОДа нехотя возвращались к реальности и явно не успевали. Вражины действовали не в пример быстрее и согласованнее. РОД понял, что попал в засаду. Хоть и готовилась она не для него, а для рыбёшки помельче.

Вороги стремительно приближались. Приближались с девяти сторон, взяв Бога в кольцо. Да, это были чужие. Усиленные грузом тварей, - каждый был буквально обвешан тонкими, истинными навьими телами тварных существ, примкнувших к нему при жизни по неведению.

Макрофаг медленно пробуждался. Его «Я» нехотя отрывались от дум и от созидания и вставали в оборону. Чужие ударили.

Содрогнулись миры, подёрнутые Изменением, чужим За-Коном. Как по воде после падения в неё камня, разошлись волны по пространствам. Вся жизнь окрест за-мерла. Чужие приказали РОДу не жить. То есть, остановить своё существование. Возможно на ком-либо другом это и сработало – на молодом Боге, на Сварожиче, но не на нём. Все Коны этой части Мироздания замыкались на него и он управлял ими, как дирижёр оркестром и чувствовал, как паук паутину, натягивая нужные нити и ослабляя прочие. РОД и есть главный и основной Кон Мироздания в этой части Большого Космоса. Прямым ударом его, атакой, штурмом его не пробить.

РОД изменился сам и изменил Мироздание, немного наклонив некоторые из Конов, так, что удар прошёл по касательной, выбросив вглубь миров лишь часть личностей, основная масса осталась невредима.

РОД, расплывшись по пространству, ощущал всё растущую силу – в него, бесконечным потоком, вливались его «Я», приходящие непрерывно из глубинных уровней, личности Богов возвращались домой, сливаясь с ним, а также он призвал в помощники и Сварожичей, внуков своих. РОД стал главным и единственным Коном для этого сектора Вселенной. Поднялся, сдул с пальцев пыль, взглянул на, будто в янтарь впаянных насекомых под ногами, чужих и… отряхнулся.

Так Сварожичи впервые увидели искусственное и окончательное смертоубийство. Да, чужие виноваты сами, что пришли сюда из Большой Внешности, да они виноваты, что хотели жить здесь сами, изжив коренных обитателей и, в конечном итоге, и саму Вселенную. Ну и пусть, потом им можно перебраться в другую и повторить свой колоссальный опыт. Да, они виноваты, что заморочили несчастных тварей, но всё же?... Сварожичи были шокированы и потеряли интерес к действительности. Расплылись по мирам одиночными неприкаянными странниками. Что теперь будет?

А РОД осознал, что действовать нужно быстрее. Быстрее выстраивать надёжную оборону на третьем уровне и переходить в атаку, иначе чужие это сделают быстрее Богов. А обороняться – позиция изначально менее выгодная, чем наступать. Иначе, в другое время, так может попасть не он, а другой, более слабый. А потом и в мирах третьего уровня жди гостей!

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
- Сказал СВА-Рог.

- Сказал Велесе.

- Произнесла Жива.

и т.д. и т.д.

И стало ясно - Боги вернулись!

эт-точно.

"Боги поневоле". Один в один.

 

Ну и ладно... хоть это все тот же эпос, только имена другие, тем не менее мне интересно - чему Велесе и Жива будут учить Норека на этот раз. Неужели снова искусству войны.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Ну и ладно... хоть это все тот же эпос, только имена другие, тем не менее мне интересно - чему Велесе и Жива будут учить Норека на этот раз. Неужели снова искусству войны.

Почему они должны его учить? :girl_haha:

Терпение, друг мой, терпение, я планирую эту повесть небольшой, так что скоро всё должно проясниться. :girl_haha:

Если честно, то и самому интересно, что дальше будет.. :(

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Рабочий день закончился. Нудное и потому утомительное времяпрепровождение. По большому счёту, время, потраченное впустую, оплаченное копейками, только чтоб не сдох, наверное. Продать за сегодня Нореку удалось лишь один «зрячий пылесос» - техника, которая в состоянии производить уборку помещения полностью самостоятельно, даже менять воду в своём бачке автомат умеет сам, но больше ни на что не способен. Стоит достаточно недорого, а потому и заработок за сегодня будет чисто символический. Это при том, что сил потрачено столько же, как и в хороший день, когда покупатель прёт жирными косяками, а то и больше – бегай за каждым нечастым посетителем, сдувай с него пылинки и заглядывай с надеждой ему, буквально, в рот. А покупатели бывают разные, те ещё ничего, что всё посмотрят, пощупают, зададут вопросы, обнадёжат, а потом просто развернутся и уйдут. Но бывают такие, которые встали не с той ноги и считают своим долгом как-то задеть или даже нахамить, пользуясь вынужденной безответностью своей жертвы, обслуживающему персоналу, мотивируя такое своё поведение плохим настроением, соседом, шумевшем всю ночь, заоравшей под утро сигнализацией во дворе и прочими неприятными происшествиями, забывая при этом, что и у невольного оппонента может быть тоже самое, только вот он вынужден молчать. Более того, делать вид, что всё замечательно и глупо улыбаться. А есть ещё и, так называемые, «элитные особи», возомнившиеся себя вершиной эволюционного развития живой природы, в то время, как простой «менеджер торгового зала», есть ни что иное, как экземпляр биологически, психологически и умственно недоразвитый, и, соответственно, понятие «пнуть минейджера» становится для них, хоть и брезгливым, но актом милосердия по отношению к природе, которой показывают, чего достоин конкретный её низший представитель.

Норек поморщился, вспомнив некоторые эпизоды дня минувшего и обильно запил неприятные моменты «слабоалкогольным напитком, на основе натурального пойла». Он был сладким, даже приторным, наверняка, после употребления этого продукта будет жесточайшая изжога, но Норек не видел ему альтернативы. Или, что скорее, не хотел видеть. Он считал, что напиток помогает ему успокоиться, расслабиться и даже одновременно тонизироваться, потому что считается энергетическим и, как говорила этикетка, имеет в своём составе натуральные соки природных тоников и кофеин. В общем, ничего вредного или опасного там нет, всё натуральное, вкусное и полезное, вот даже витамины есть.

В конечном итоге, Норек не заметил, как заснул под тонкий свист воздуха, пронзаемого поездом метро, ткнувшись лбом в стекло…

Скользкая, липкая тьма сна охватила его своими щупальцами, сначала аккуратно прилепив присоски, всё туже и туже затягивая его в объятия, и вот всеобъемлющая тьма сменилась чем-то красочным и увлекательным, а потом его словно толкнули…

Норек вполне реально ощутил толчок, дёрнулся, не найдя опоры и упал. Больно ушиб локоть, неловко выставленный навстречу стремительно приближавшейся поверхности, вскрикнул.

Лица коснулся лёгкий свежий ветерок, тёплый и приятно пахнущий. Видимо цветут луга, деревья… Хотя откуда знать человеку, родившемуся по глубокому завершению агонии природы, знавшему запах только синтетических ароматов, да искусственно выращенных в оранжереях, как говорили, растений, запах настоящего цветущего луга? И, тем не менее, вот он! Явственно различим, более чем реально, входит приятным потоком в лёгкие и выдыхать не хочется, кажется, что не надышаться этим удивительным чудесным воздухом, чистым, как горный хрусталь! И прозрачным, как слеза!

Ладони упёрлись в шероховатую поверхность, в тёплую пыль, мелкие камешки и кусочки почвы, приятно покалывали, непривычную к такому, кожу примятые травы. Такие стройненькие, длинненькие, изумрудно зелёные, аж светящиеся толи изнутри, толи насквозь от солнечного света и так восхитительно пахнущие! Нореку стало жаль примятые растения, он аккуратно убрал руки и сел, внимательно, как ребёнок, изучая каждую тростинку, ласково оглаживая их, чтобы ненароком не повредить хрупкие проявления жизни. А ведь в реальном мире такого больше нет. Почти вся многообразная, прекрасная жизнь потеряна. Нет больше таких вот травинок, нет былинок, нет сноровистого паучка, пробирающегося сквозь эти микроджунгли. Планета покрыта разного рода плесневыми грибами, некоторые из них вырастают до неприличия огромными, даже как древние, вымершие деревья и, взрываясь разбрасывают ядовитые, зачастую смертельно опасные, споры, серые мхи и мутировавшие водоросли – вот нынешние хозяева мира, а также очень живучие и не менее опасное растение, от одного духа которого у людей возникает сильнейший приступ аллергии, часто с летальным исходом. Поэтому по периметру городов всю эту живность выжигают токсичными химикатами, пока мерзость не выработает иммунитет на препарат, потом его усиливают или меняют и вновь проводят санитарную обработку.

Но что делать с «буйством жизни» поселившейся в городских коммуникациях? Канализация кишит самыми разными, неожиданными тварями, как растительного, так животного и гибридного происхождения. Безобидная в прошлом, профессия сантехника стала опасной, а в подземном метро всё чаще пропадали люди и на свет рождались всё новые легенды о всё более ужасных монстрах.

Норек, стоя на коленях, с любопытством наблюдал за муравьями, деятельным потоком движущимся по собственной магистрали, казалось, что у них также имеются свои правила дорожного движения и выглядели они непривычно смышлёными – таскали еду, строительные материалы, строили, делали запасы, организовывались каким-то непостижимым образом, и выглядели абсолютно ничем не хуже «венца эволюции», только находясь на своём, муравьином уровне. Когда слуха его лениво коснулись звуки. Посторонние. Не свойственные непотревоженной природе. Они делались всё сильнее с каждой секундой и вот он наконец поднял голову и посмотрел на источник шумов.

Оказалось, что он находится на естественном и довольно высоком холме, а внизу, в долине, пересеченной жёлтой грунтовой дорогой, раскинулась передвижная ярмарка. Купцы готовили свой товар, скоморохи разминались, а народ неистовой волной уже спешил от близлежащего городка, обнесённого высокими каменными стенами с башнями. Шумом и гамом наполняя все окрестности, впереди наперегонки мчались неугомонные ребятишки, путаясь в полах своих длинных рубах.

И вот пространство заполнено, весело гомонящей толпой. Ярмарка! Праздник для горожан. И для шпионов. Ведь вместе с потоком людей проще проникнуть за хорошо охраняемые городские стены.

Норек решил спуститься вниз и поближе поглядеть на невиданное зрелище. Окинув себя взглядом, он удостоверился, что одет вполне под стать местным. В этот раз его внешний вид оказался значительно более солидный по сравнению с предыдущим – на нём красовался зелёный бархатный сюртук… или кафтан, Норек не мог точно идентифицировать предмет своего туалета, назвав его просто и понятно «курткой»; узкие красные штаны и мягкие кожаные сапожки. Голову его охватывал плетёный кожаный ремешок, а на левой руке был тоже кожаный, но более плотный, напульсник. На ум почему-то пришли ассоциации с элементом защитной экипировки, спасающей мягкие ткани от поражения бьющей… тетивой лука. Забавно…

Норек сделал шаг. Вдруг, раздавшийся совсем рядом голос, заставил его вздрогнуть.

- Стой! Не ходи туда, просто смотри. Холодок пробежал вдоль позвоночника, но молодой человек совладал с нахлынувшей было предательской слабостью, взял себя в руки и не дёрнулся, не обернулся, не побежал, а остался стоять, чувствуя, что именно так правильно. В конце концов, если бы этот или эти незнакомцы хотели с ним что-то сотворить неприятное, сделали бы это давно и без хлопот, пока он был увлечён созерцанием чудес живой природы.

- Кто вы? – Спросил Норек.

- Не время. – Ответил голос. – Смотри.

А внизу веселье шло полным ходом. Народ бойко торговался, купцы громко расхваливали свой товар и шутливо охаивали товар «конкурентов», зазывалы без тени смущения, нахально подталкивали люд к прилавкам, скоморохи затеяли потешный бой, собрав вокруг себя толпу любопытствующих, ребятишки хвастали друг перед другом фигурными леденцами на палочке.

Вдруг, едино, по всей площади ярмарки взорвались чёрные всполохи. Как будто взрывы из тёмной бездны. Из чёрных искр вывалились в этот мир тяжеловооружённые воины в чёрных же доспехах. Началась паника. Люди метались из края в край, ища спасения от внезапно свалившейся напасти, но нежданные пришельцы и не собирались причинять им вред, у них были иные цели.

Тем временем, взору изумлённого Норека купцы предстали в совершенно ином амплуа. Они перевоплощались из добродушных весельчаков-толстяков торгашей в суровых воинов прямо на глазах. Одежда обтекала тела, струящимся огнём, превращаясь в сияющие доспехи; сами тела увеличивались в росте и раздавались в плечах; взгляд стал стальным. Явило чудо богатырей свету белому! Только скоморохи не подверглись метаморфозам и так и остались гибкими воздушными юношами, только теперь в руках они держали по паре длинных кинжалов!

Начался жестокий бой.

- Выбирай сторону! – Гаркнули Нореку прямо в ухо. Он вздрогнул.

- Зачем?..

- Тебе быть с ними. Или с нами. Можешь повернуться.

Молодой человек с опаской, боясь увидеть ужасное, повернулся. Однако не монстров перед собой он узрел, а троих людей. Двух мужчин и одну женщину. Они явно принадлежали к так называемому «нордическому типу» - высокие, стройные, светлокожие и сероглазые, белые волосы спадали мужчинам на плечи, а у женщины были свиты в толстую косу. Серебристые сплошные комбинезоны лишь подчёркивали их блёклость, вместе с тем, они были красивы – идеальные пропорции, правильные черты.

- Я Радегаст. – Сказал тот из мужчин, что был немного выше другого. – Воин. Это мой брат Светослав. Он Ведающий Пути. И наша сестра Лучезара, она - Отгоняющая посланцев С-Рок с-МЕР-яющей, не до С-Рока выпущенных. Берегиня. Прими.

Он протянул Нореку диск, размером с большую кухонную тарелку, из красной, плохо обработанной, глины. Молодой человек взял, ощущая как шероховатая поверхность царапает ладони. С интересом разглядывая его, заметил, как прямо в центре диска рельефно проступил символ, чем-то похожий на восточный иероглиф. Норек от чего-то заволновался, руки пошли мелкой дрожью.

- Что это? – Спросил он.

- Ты знаешь. – Последовал ответ. – Успокойся и ты всё вспомнишь. Для чего ты проЯВился? Вдали от своего Рода, на рубежной земле?

Дыхание действительно успокоилось, дрожь унялась, Норек опустил глаза на диск и с лёгким равнодушием, всё же разбавленным интересом, увидел целый текст, составленный из, похожих на первый, символов. Текст плыл, смещаясь в верх, подобно бегущей строке, потому что взамен исчезающим строчкам снизу появлялись новые. А Норек жадно читал и впитывал смысл текста, как ни странно, но он его понимал, просто считывал символы и видел полную картинку-образ, украшенную эмоциями, чувствами, отягощённую тенями и от-тенками. Наиболее полное отображение информации. В тексте говорилось о нём. О его жизни, о его воплощениях, о его опыте, о его предках – рухнул плитой блок, поставленный на родовую память, знания и умения Рода потоком полились в сознание; о его предназначении, о его цели в данном ЯВлении.

- Пожалуй, достаточно для первого раза. – Сказал Радегаст, отбирая диск. – Ну как, вспомнил?

Норек кивнул.

- Ну чтож, ты сможешь сделать один выстрел.

Молодой человек без удивления, будто так и должно быть, ощутил у себя в руках лук и стрелу. Стоя спиной к побоищу, он уже видел свою цель, осталось лишь, развернувшись, вскинуть оружие и спустить стрелу… из прорези забрала чёрного шлема глянула сама Тьма, два огненных глаза зафиксировались на нём всепрожигающим пламенем взгляда – бросило в холодный пот, волосы встали дыбом… и рука дрогнула…

-…молодой человек, просыпайтеся, конечная… - Услышал Норек скрипучий голос. Распахнул глаза – его старательно трясла за плечо сухонькая старушонка.

- Что?! Как конечная?! – Воскликнул он, вскочив резко на ноги. Да, действительно, это была не шутка. Проспал свою станцию и уехал до конечной. Но как же так?..

 

 

День второй

 

Утром Норек на работу не пошёл. Назвавшись больным, он попросил себя подменить. И бесцельно слонялся по квартирке, не находя себе применения. Хотелось действия, да вот только какого? Норек всё время возвращался к своему приключению во сне. И во сне ли? Память точно и чётко сохранила все детали, включая запахи, а особенно огненный взгляд тёмного воина, но что касалось текста на глиняном диске, так это оказался единственный и полный провал в памяти. Сейчас молодой человек мог воспроизвести лишь форму диска, но никак не изображения на нём, а уж о информации в тот текст заложенной и вовсе речь не велась. Грустно и досадно! Потому что, по его представлению, более полных и цельных знаний о себе самом нигде так не содержалось, как на той грубой табличке. Весь смысл его жизни, причём логично, хронологически уложенный в единую бесконечную цепь. Хотя нет, не цепь, скорее бесконечную спираль. Потому что он со временем возвращался к исходным позициям, но находясь при этом на более высоком уровне. Развития? Или просто уровне? Остаётся лишь гадать.

Когда надоело бессмысленно пялиться в зомбопластину – старинный телеприёмник и тупо стоять перед окном, Норек решил лечь спать. Во-первых, не выспался, добираясь ночью до дома; во-вторых, возможно удастся провалиться в какой-нибудь интересный сон. Но, проснувшись во второй половине дня, молодой человек ощутил лишь ещё большую разбитость и разочарование. Ничего в этот раз не приснилось, только равномерная густая мгла. Выпив кофе, на 20 процентов состоящий из натурального, Норек резко схватил свой рюкзачок, бросил туда что-то из холодильника и выскочил из квартиры. Говорили, что где-то в районе станции Гавриловской было живое дерево. Только станция находится за пределами города, дальше даже санитарной зоны, относительно безопасной, по пути в Двиславль. Население этой деревни, из трёх дворов, состояло из нескольких упёртых старух, успам не желавших переселяться в город. И не каждая электричка останавливалась там. Нужно либо добираться до городка Ближеня, а оттуда на автобусе, который также ходит весьма редко, либо что-то придумывать. Дёрнуть стоп-кран и быстро убежать? Экстрим. Да и вычислят опять же легко, не даром ведь всей стране чипы вшили?

Норек прошёл в вагон и сел к окну. Разглядывать унылые пейзажи – занятие нудное и малоприятное, однако всё же лучше, чем созерцание трещин во внутренней обшивке вагона.

На сиденье напротив плюхнулась девушка. Сразу почему-то повеяло табачным дымом и табачным перегаром. Норек поморщился. По его мнению не совмещались эти две разнонаправленные стихии – табак и женское тело. Одно призвано жизнь разрушать, другое наоборот – дарить и взращивать. Не сочетаемое сочетание. Молодой человек поймал себя на том, что бесстыдно разглядывает девушку, причём с брезгливым выражением лица. Да, он её заценил – темноглазая, подвижная, с короткой стрижкой и достаточно миловидным личиком, если бы не курение, точнее его последствия, и видимость какой-то «потасканности», её можно было бы назвать даже красивой; вязаная голубая кофточка, плотные чёрные ласины и короткая юбка-разлетайка, плюс небольшая сумочка из синего полотна. Вид она производила очень доступный и вместе с тем весьма скучающий. Его взгляд был истолкован ею неправильно намеренно ли, или она действительно не секла фишку, причисляя себя к вечножеланным мужчинами «девушкам-звёздам» остаётся неясным.

- Глазки-то не сломай! – Подмигнула она.

Норек нехотя отвернулся и уставился в окно. Состав поезда дёрнулся и электричка медленно поползла, стабильно набирая скорость. Уплыло назад здание вокзала, сменившись серыми заборами близлежащих заводов с нещадно коптящими трубами. Путь пролегал сквозь промзону города и жилые кварталы рабочих, которые массово возводили прямо поблизости от предприятий, нисколько не заботясь о здоровье людей.

- А куда ты едешь? – С ощутимо наигранной веселостью, спросила девушка.

Норек не располагал сейчас желанием с ней или с кем либо общаться, а тем более делиться своими планами. С посторонним человеком. Он посмотрел в её сторону, буркнул нечто нечленораздельное и опять уставился в окно, разглядывая огни – из-за густого городского смога, освещение включали рано.

- Фу, какой ты скучный! – Вытянула губки трубочкой девушка. – А я еду в Ближень, к друзьям. Я учусь в Густаве, а сама из Перелеста. А ты учишься, работаешь?

Норек знал, что если продолжить показной холодный игнор, то девчонка рано или поздно устанет вещать в пустоту и уймётся или найдёт другие свободные уши. Но воспитание не позволило и врождённая вежливость. Он ответил.

- Работаю. В торговом центре. В «Симвеоле».

- О, «Симвеол»! – Почему-то обрадовалась случайная попутчица. – А живёшь где?

- В Кнесово, а ты?

Она отчего-то рассмеялась. Неожиданно звонко и мелодично, хлопнув себя ладонями по коленям.

- Не обращай внимания. – Выдохнула она наконец, - просто у меня там подруга лучшая живёт… Ну как лучшая – заучка и зануда, но дружить с ней надо, иначе в универе сложно будет. Так вот и мучаюсь.

Девушка улыбнулась, показав ряд ровных, но жёлтых зубов.

- Меня Ванара зовут, - протянула она руку, подавая её так, будто подразумевалось её целовать, то есть тыльной стороной к собеседнику. – Можно просто Вана, как удобнее, я не обижусь.

- Норек. – Представился молодой человек и просто надавил на её протянутую ладонь двумя пальцами, обозначив символическое рукопожатие.

- Ум, какой вы галантный молодой человек! – Игриво заметила Вана. – А меня друзья позвали отдохнуть, Владка ехать не захотела, говорит, на занятия завтра и, вообще, боится – зануда, одним словом! Смысл висеть всё время над учебниками? А жить-то когда? Правильно я говорю? – Она снова лихо подмигнула. – Вот и я думаю, что правильно, нужно жить сейчас, а не потом и брать от жизни всё, по-максимуму и всё нужно попробовать! Пока молодые, не потом ведь, опираясь на клюку, гулять ходить, правда же?

Норек кивнул. Как оказалось, общение его вовсе не отягощало, а даже наоборот, с Ваной оказалось легко и беззаботно. И беседа плавно плыла, без неловких пауз и лихорадочных поисков вопросов или темы.

- А ты ничего! – Прищурившись, оценила его девушка. – Я бы тебя с собой взяла, жаль, что ты не можешь… Норек, а ты, кстати, видел хоть раз живое дерево? – Молодой человек напрягся, показалось, что о его планах уже всем известно, он, вдруг, начал ловить на себе «косые» взгляды пассажиров с соседних сидений, будто мысли его прочитаны, и без спецоборудования. – Я тоже никогда, - продолжала попутчица, - просто мы сегодня поедем на пикник в Гавриловку, покушаем, попьём там, дерево посмотрим, пофотографируемся, там же и ночевать, наверное, останемся. Бабки местные, они за 100 кредитов хоть чёрта ночевать к себе в дом пустят, а сами ещё и уйдут в сарай! Так мне рассказывали, не знаю, как там на самом деле, но думаю, всё нормально будет, поедешь? Или занят? – Вновь прищурилась она.

Может быть это действительно судьба? Не могут же обстоятельства складываться так случайным образом? Или могут? Или это попытка развода? Может быть здесь замешана какая-нибудь банда маньяков-извращенцев, а Вана – приманка для наивных лохов, любителей лёгкого девичьего тела? Или его мысли действительно прочитаны и перед ним агент спецслужб?

- Ну что ты ломаешься? – По своему восприняла его задумчивость девушка. – Нормально там всё будет. На машинах поедем туда, на машинах завтра обратно, отдохнём, попьём, полежим…

Всё-таки, что-то в мире не так. Особенно, если женщины уговаривают понравившегося парня, обещая самое сокровенное. Что-то изменилось и изменилось безвозвратно. А хорошо ли это или плохо? Это ненормально, вот что можно сказать однозначно и точно.

- Ну, значит, не едешь? – Девушка надула губки и с показным обиженным видом, отвернулась к окну.

С другой стороны, всё равно удастся застать эту компанию в деревне, если они действительно собираются на экстремальный пикник, только добираться придётся дольше и хлопотнее. Соблазн, однако, велик. Но, если сейчас согласиться, то девчонка решит, что развёлся на её женские чары, можно брать тёпленького, и незаслуженно возомнит о себе невесть что. Ну и пусть! Пусть потешит своё самолюбие.

- Вана, - начал Норек, - ты классная девчонка, я хочу поехать с тобой.

Заулыбалась. Довольная. В глазах победа. Вроде повидавшая уже много, а эмоции скрывать пока не научилась. Не заматерела ещё.

 

Мир прогнил окончательно. И, к сожалению, безвозвратно. Все принципы - фундаментальные, базовые принципы существования человека, не то, чтобы в гармонии с миром, нет, сейчас уже не до хорошего, а просто существования, грубо попраны и, более того, осмеяны. Сейчас насаждена и главенствует идея «всеобщей свободы», а для того, чтобы воспитывать молодые особи в нужных рамках, чтобы им не мешали осознавшие хоть что-то старшие особи вида человеков, те, кто и должен контролировать процесс их становления и направлять, если сбиваются с пути, были придуманы и успешно внедрены, так называемые, «молодёжные субкультуры». Таким образом, между старшими и младшими поколениями устанавливалась непреодолимая пропасть непонимания и невосприятия, невосприятия положительного опыта людей уже поживших. А, чтобы поколения не оказались случайно в поле одной субкультуры, каждому следующему поколению предлагали что-то новое. К примеру, в начале были последователи громкой гремящей музыки, свободы во всём и ото всего, девизом того периода стал лозунг: «Живи ярко – умри молодым!». К счастью, тогда молодыми умерли не все , кто-то остался и произвёл потомство, выработав иммунитет. Но тактика была опробована, подкорректирована и изменена – появились «свободные», богатые и беззаботные представители южных ритмов. Их последователи брали пример с кумиров и прожигали жизнь во всю. Девиз, как таковой и не требовался, хотя и был – «Не думай о завтрашнем дне, живи днём сегодняшним!»

В конце концов выросли и последователи южных, обрели свою мудрость. Даже тексты у них выправились, начали работать в нужном направлении, но тут внезапно грянула новая напасть – следующая молодёжная субкультура, девизом которой стал призыв, не много, не мало – «жизнь – говно, убей себя!». Это, что касательно основных направлений, но ведь существовали ещё и более относительно самостоятельные течения, тоже не с продуктивной идеологией и планами.

И, хоть Вана и её друзья не относились ни к одной из «молодёжных субкультур», они вполне успешно собрали квинтсистенцию всего самого разрушительного и самоистязательного из всех течений и направлений. Девиз их можно было озвучить примерно так – «не думай о потом, пробуй сейчас ВСЁ!». Беда в том, что это проблема далеко и далеко не только этой компании, а почти всего молодого поколения этого периода. Молодые люди, глядя в экраны «зомбопластин», медленно, но уверенно убивали сами себя. С другой стороны, какое будущее может быть у них и у их гипотетических детей на земле, убитой их же отцами?

Странно, но подобные мысли стали посещать Норека только после его странных «снов». А ведь всё так понятно и очевидно! Норек сидел в душном салоне и дышал густым табачным дымом, хотя и не только табачным. Вообще, при внешней ухоженности, внутри машина представляла из себя жалкое зрелище – вонючие, липкие сидения в пятнах сомнительного происхождения, местами прожжённые, видимо бычками наркотических палочек; затёртые и засаленные подлокотники, серый потолок, истрёпанная передняя панель. Единственное, что было в порядке в этом коробе на колёсах, так это акустическая система – чистый, но чрезмерно громкий звук уже порядком раздражал.

Вана сидела рядом, плотно к нему прильнув и жарко дыша табачным перегаром в ухо. Видимо он тоже входил в состав того, что необходимо попробовать. И непременно сегодня, а не завтра или, тем более, ещё позже. Дорога здесь представляла собой лишь условное название, и машину трясло так, будто она являлась большим пыточным агрегатом. Норек опасался столкновения твёрдых частей их с Ваной тел или со стеклом, а прочие пассажиры переживали о сохранности алкоголесодержащих, обильно сдобренных различными активными химикатами напитков, упакованных в дорогую, но не практичную бьющуюся тару.

Последователи всех течений и направлений субкультур рьяно выполняли установки, рекомендованные им такими же однодневными кумирами, которым они безгранично доверяли до такой степени, что население большой страны стремительно сокращалось. Не то что самоневоспроизводясь, но наоборот, уходя в глубокий минус по рождаемости. Всем этим весёлым и беззаботным оставалось жить совсем немного.

Толи дело пришельцы южане. Те из века в век выживали в тяжелейших условиях, без воды, без еды, в окружении более многочисленных врагов, подвергаемые бесчисленным болезням. Так, что помог и естественный отбор, который вывел неприхотливую и здоровую породу людей, но и выработались полезные для выживания вида и нации привычки, традиции, уклад жизни. Бесчисленное потомство – стремительное самовоспроизведение, быстрое восстановление и увеличение численности; доминирование мужчин в обществе, мужчина – воин, мужчина – защитник, мужчина – добытчик; объединённые в тесные группы, анклавы-диаспоры уверенно подминали под себя уже гос. аппарат. Осталось совсем чуть-чуть до полной замены титульной нации пришлой, государственного языка и самого названия страны. Но представителей субкультур это нисколько не волновало, ведь они не собирались жить, их волновали междоусобные разборки, а не проблемы. Не то что глобальные, но даже и личные. Откреститься от всего, всё – суета, убить себя и свой вид – вот цель. Избавить мир, очистить планету от себя и такой мерзости, как свои собственные потомки.

Возможно, где-то было не так всё плохо, но то, что Норек видел перед собой, его серьёзно угнетало. Странно, раньше он за собой такого не замечал, относился ко всему проще и спокойнее. Почему стало напрягать сейчас?

А дерево оказалось большим и раскидистым. Хоть большая часть его веток оказалась сухими и мёртвыми, редкие зелёные листочки всё же шелестели на ветру и чувствовались исходящие от него мощные потоки жизни. Жизни могучей, невероятно сильной, вопреки всему, и мудрой, впитавшей в себя все прошлые, накопившиеся за века, знания и умения. Последнее дерево – последний мостик в информационное поле, так почему-то почувствовал Норек, покинув вонючий салон. Или просто подумал так, что не важно. Он стоял, как завороженный, чувствуя пульсацию живых энергий в пространстве. А ведь как было здорово, когда деревьев было много!

- Да, впечатляет… - Пролепетала рядом Вана. – Не думала, что это так… - Она запнулась, не находя подходящего слова.

- Охренительно! – Воскликнул один из парней, приехавших с ними. Так получилось, что он невольно продолжил фразу, начатую Ваной. Видимо также видел дерево впервые и также был потрясён увиденным и прочувствованным.

 

Сохранившие Дух, Силу и Волю Сварожичи потеряли, меж тем, беззаботность и обратили своё внимание на серьёзные проблемы. Они увидели бедственное положение сотворённых ими Созданий. Испытав глубокое чувство вины, в раскаянии они всячески старались облегчить существование своим тварям. Создавая для них благоприятные условия, ваяя биосферы земель, настраивая их тела на приём энергий и взаимодействие с нужными космическими колебаниями, Сварожичи наделили некоторых из них способностью творить самим, надеясь сгладить свою вину. Увлёкшись чрезмерно и бездумно действиями сиими они не увидели тенденций и не прочувствовали последствия, ведь даруя возможность прямого контакта с высшими сферами, дара созидания, свободы полёта мысли, они забыли вручить тварям Со-Знанную Весть – Со-Весть для собственного контроля за существами. Надеялись, что твари положительно оценят такой жест полного доверия. Но этого не случилось.

Твари направили свою созидательную мысль на разрушение. Владея Знанием своих создателей, они конструировали страшные боевые машины, приспособления смерти, печати зла. Начались долгие и быстрые межвидовые войны, в следствии которых выковался один наиболее успешный в деле умерщвления других вид, отточивший свои умения и способности в битвах, этот вид стал доминирующим, распространяясь по мирам третьего уровня подобно смертельной заразе от земли к земле, от звезды к звезде, от солнца к солнцу.

Сварожичи пришли в ужас от последствий содеянного.

На их попытки остановить и вразумить неразумных чад, те ответили поворотив стволы орудий против собственных же породителей. Так началась самая страшная война, которую до сей поры не ведали миры третьего уровня. На стороне Созданий выступили также и некоторые из Сварожичей, ставших в былые времена Неприкаянными Странниками. Они восстали против Богов-поРОДителей, обвинив их в неоправданной агрессивности и неутолимой жажде смертоубийства. По их мнению, Боги не должны вмешиваться в ход событий третьих миров, а следить за порядком в своих глубинных мирах, объявив полный уход Богов своей целью. Только таким образом, как они считали, можно достигнуть мира и спокойствия в третьих мирах. Многие из Странников привели с собой и целые полчища Тварей из миров второго уровня и даже Чужих. Направив всю необузданную силу разрушения Созданий на тотальное уничтожение Сварожичей.

Сварожичи гибли пачками. Испытывая жалость к своим порождениям, они не могли ответить в полную силу, предпочитая гибель Преступлению-за-Кон, собственно установленный.

Узрев скорую кончину детей своих, за Сварожичей вступились Боги, но и в противовес им выступили их извечные супротивники. Так началась война Богов. Зашаталось Пространство…

Всё грозилось вылиться в большую катастрофу, когда в третьих мирах проЯВились четыре изначальных, первых и основных Носителей и Вершителей Воли РОДа – Велес, Макошь, Стрый и Лада. Они действовали предельно чётко, последовательно и без лишней жалости. Они сразу установили новые Коны-регуляторы и Пространство в тот же сиг претерпело необратимую трансформацию. Стало другим, не тем, что прежде. В первую очередь устремились к нулю бурлящие и сияющие океаны лучистой энергии, которой питались Сварожичи, что вызвало их массовую гибель, но вместе с тем остановились и огромные боевые машины Созданий, работавшие автономно.

Затем Изначальные вбили в Пространство новые Гранитные Коны, сделавшие невозможными войны между Богами. После чего Изначальные выдули РА-з-Ум из Созданий и уничтожили большую часть Тварей и Чужих. Меньшей удалось убраться восвояси во вторые миры и лишь немногие схоронились в мирах третьего уровня, в участках космоса для Богов непросматриваемых. Там в окружении Тварей и изменников Странников-Сварожичей вершили свои дела, копили силы для решающей битвы и ждали.

А Сварожичи продолжали гибнуть, лишённые питания. Тогда ЯВился Даждь, бог поРОДитель Даждьбожичей – искры божественного Со-Знания, окутанной в оболочку жёсткого, твёрдого и крепкого материального тела, рождённого из праха звёзд – тела Даждя, ставшего не только защитой божественному Со-Знанию, но и источником питания. Сварожичи Дар приняли с благодарностью – материальные тела, в которые последние оставшиеся вселились, стали залогом их дальнейшей жизни. До полной изношенности физического носителя Сварожичи копили силы, после чего уходили в иной мир третьего уровня, чтобы потом вновь вернуться. Так вселившись в тела Даждьбожичей, Сварожичи во главе с Изначальным Богом Велесом – Волхом, стали Учителями и наставниками юных Даждьбожичей.

 

Парни суетились, пытаясь создать из привезённых искусственных суррогатов подобие натурального жара и живого огня, потом нанизывали кусочки мяса сомнительного происхождения и невнятного уровня свежести на специальные штыри и запекали над углями, сопровождая весь процесс обильным потреблением алкоголя. Норек же уже ничего не хотел, он сидел, прижавшись спиной к стволу дерева, и слушал свои ощущения. Перед ним также стояла баночка с напитком, который славился своей особой силой изменять сознание, с его помощью люди успешно «уходили от реальности». Вообще, раньше Норек этот напиток любил, но сейчас почему-то он стоял почти нетронутый – молодой человек лишь пару раз баночку пригубил. Ощущений и впечатлений хватало и без того, к тому же его не покидало острое ощущение неправильности, всё должно быть не так, где-то что-то когда-то пошло иначе, чем было должно и вот сейчас стало таким неправильным. А вот почему, где и как неизвестно.

Кроме того, ему стало чудиться, что нечто подобное уже было. И как сейчас было и хуже было. И планета также была на грани гибели и не единый раз. Раньше справлялись как-то, а сейчас? Есть ли хоть малый шанс? Или существа, выжав последние ресурсы из планеты, улетят к себе и бросят человечество подыхать?

Какие существа? – Одёрнул себя Норек и почему существа, что за странные фантазии? Однако воображение уже рисовало фигуру, похожую на человеческую с тонкими длинными конечностями, длинными пальцами, похожими на паучьи лапки, с лицом, покрытым серой кожей с мелкими оспинами, особо отталкивающе выглядели глаза – явно нечеловеческие, холодные и смотреть могут в разные стороны, скорее глаза рептилии, чем человека. Кто это? И что это? Фантазии? Или это дерево передаёт знания? Фантазии, наверное, которые сознание пытается выдать за несуществующую деятельность полуживого растения.

И почему «планета»? «Планета», «планетоид» или другое название «шароид» - всё это обозначения геометрической формы объекта, но ведь должно же быть и нормальное название? И имя. «Земля», что значит это? Земля, песок, почва, глина – это не то всё, должно быть имя и оно точно есть, только вот мы его забыли… Или нам помогли забыть. Мы, вообще, многое перестали понимать, даже значения повседневных слов, употребляемых нами каждый день. А они имеют более сложное значение, являясь многосоставными, буквально аббревиатурами со сложным, разным и глубоким смыслом, а не просто звуковым обозначением действия или предмета.

Для чего всё это? Зачем мы здесь? Чтобы тупо жрать, срать и размножаться? Кто-то говорит, для того, чтобы любить. Но кого, за что и, главное, для чего? Что будет конечной целью, смыслом? Кто-то говорит, чтобы творить. Но опять же, что и для чего? Да и творить можно по разному. К примеру, создатели аннигиляционных излучателей тоже творили… А кто-то говорит, чтобы жить, радоваться жизни. Тут возникает вопрос: как? И снова, зачем? Или говорят, чтобы получать удовольствие и не париться. Мол, живём-то один раз… Что будет итогом здесь?

А пришли мы с Севера. Оказались мы там волею Судьбы и не без помощи вражин древних. Тогда едва не вымерли… Однако выжили, выживем и сейчас!

Норек, вдруг, зафиксировал на себе внимательные и недоумённые взгляды и понял, что, по крайней мере, последние фразы произнёс вслух.

- О как чувака проплющило!... – Протянул одни из парней. – Это он так одного «Ронесса» или что-то ещё было?

- Вана, что он у тебя хапнул?

Девушка лишь злобно фыркнула и потянула Норека за собой.

Темнело. Они медленно шли по грунтовой дороге в сторону видневшихся ржавых крыш деревеньки. Вдали бушевала пылевая буря и весь горизонт по левую сторону был сокрыт мглой, мрачно подсвеченный зловещим красным цветом заходящего светила.

- Ты так странно говорил, - начала Ванара, а Норек густо покраснел, стыдясь своей невольной откровенности, - также иногда говорит Владка. Подруга моя, заучка. Особенно, когда пытается меня воспитывать. – Она улыбнулась. – Вы что, в одном кружке состоите?

- Нет, - замотал через чур резко головой молодой человек. – Нигде не состоим, я не знаю вообще, что это на меня нашло.

- Странно… А как же тогда так? Значит книжки одни читаете…

- Нет, я вообще ничего не читаю – времени нет на это. – Поспешил откреститься Норек.

- Ты не понял, - смягчилась девушка, - я же без претензий, мне просто интересно. Не будь колючкой! – Она остановилась, заглянула ему глубоко в глаза. – Пойдём быстрее в деревню, побудем вдвоём, а этих, - она махнула в сторону тёмных фигур ребят возле дерева, - в баню их всех, я люблю думающих парней.

Ночь пролетела быстро. За исключением не совсем приятного события – под утро вернулись пьяные в хлам остальные участники экспедиции и устроили повальный блуд в соседней комнате, сопровождаемый полным звуковым сопровождением в полный голос, так что, казалось, поднимется половина деревни от шума. К сожалению, этого не произошло. Выспаться, в итоге, не получилось.

 

 

День третий

 

Утро выдалось прохладным и туманным. Когда Норек вышел из жилища, ощущая голым торсом влагу, витавшую в воздухе, хозяйка дома уже хлопотала по хозяйству, совершая суетливые и резкие манёвры по ограниченному забором пространству. Заметив своего гостя, она на миг остановилась, замерла, а потом подозвала к себе.

- Доброе утро тебе, добр молодец! – Сказала она в полушутливых интонациях. – Погляжу я, ты-то со своей барышней не таких будете, как эти… - Она брезгливо сморщилась, махнув рукой в сторону дома, где до сих пор спали знакомые Ваны. – Поди сюда, молодец, умойся водой колодезной.

Она лихо опрокинула на него ведро ледяной воды и сноровисто подняла из отделанного крупным булыжником отверстия в земле ещё одно.

- Ты не бойся, водичка здесь у нас чистая, живая. Чтобы там ни говорили городские умники, а Мать-Земля плохого нам не даст. Даже дерево, одно из последних, здесь жить осталось. Потому что источник тут особый. Знаешь сколько мне годков-то? Поди не догадаешься даже, а мне ведь 103-й уже пошёл! Так-то…

Норек слушал её, ощущая как ледяная вода пробудила тело, как заструились по мышцам потоки огня, как засверкали искры. Особо резануло по ушам словосочетание «Мать-Земля». Это напомнило ему его собственные вчерашние мысли.

- А теперь давай ступай к дереву, заждалось поди уж совсем. Если встретишь кого, скажешь, что от меня – не тронут. А я покамест завтрак сготовлю, да барышню твою подниму. Ох и барышня у тебя-то, и статью вышла, и бела, как лебедь, и пригожа, недоумка лишь немного, но сейчас времена такие, других почти и нет, ну ступай-ступай!...

И Норек послушно пошёл.

Видеть последствия вчерашней, точнее сегодняшней, ночной попойки, обильно разбросанные вокруг дерева, было не приятно. Норек осторожно сгрёб весь хлам в одну кучу и, вдруг, ощутил резко сильную слабость, ноги буквально подкашивались и молодой человек уселся прямо на влажную землю, облокотившись спиной о могучий ствол дерева и блаженно прикрыл глаза…

 

Солнечная Лодья без затруднений прошла вдоль линии напряжённости, ведомая рукой Богов и Волей Даждьбожичей – людей. Вынырнула в первом, не поддавшемся ещё изменению усложнения, слое Яви – в трёхмерном космосе. Верховода велел оглядеться. А то мало ли что? Как-никак достигли близости Гранитных Земель, где-то здесь уже начинались владения союза Тьмы, поэтому следовало соблюдать все предосторожности. Ведь Твари вторых миров, более простых, чем третьи и из-за своих уникальных особенностей, прозванных Пеклом, мирами Пекла, вместе со своими богами впаялись в миры третьего уровня намертво, как насекомые в янтарь. Выковырнуть их уже не могли даже Боги. Боги всё старели – усложнялись, и уже не могли так ЯВно проЯВляться на этом уровне, помогая Даждьбожичам лишь вероятностно, немного меняя те или иные процессы так, чтобы условия были в пользу людей и во вред их врагам. А потому большая часть ответственности за противостояние с Тварями – инфекцией, легла на плечи детей Богов. Нет, и третьи миры тоже постепенно усложнялись, наползая медленно, но уверенно на четвёртые, освобождая место также усложняющимся вторым. Которые в свою очередь теснились ради самых молодых и простых – первых. Ну а их толкал в глубь нарождающийся новый слой, стремящийся усложниться до первого уровня и продолжить свою эволюцию. Но всё дело в том, что усложнение систем-процессов – Богов, происходило значительно быстрее, чем миров и Богам становилось всё сложнее находиться здесь, не вызывая дисбаланса и глобальных катастроф. Поэтому они уходили всё глубже, в более сложные слои Мироздания, оставив лишь свои почти невидимые и неосязаемые щупальца, встроенные в Полотно миров третьего уровня, с их помощью манипулируя процессами.

Экспансия РАСЫ – божичей, богов проЯВленных, детей Даждьбога – солнечного Бога, Бога светлого и Богини-Матери Живы, жизнь всему и всякому дающей, началась с одной земли, ставшей колыбелью всей РАСЕ, имя которой – РОДина – Родов РАСЫ Земля. Даждьбожичи шли от неё, осваивая земли окрест и везде первым делом ставили РОДовой Столп, как нить, связь с РОДной землёй, имя давали новой Родине и берегли её, как РОДную, а встречая на бескрайних просторах населённые миры, не трогали их, лишь несли Знания да Разумения существам их населявшим, являясь Вестниками и Проводниками Богов. Так, от земли к земле распространялись Даждьбожичи по всем мирам третьего уровня, обтекая лишь зоны, как опухолью поражённые Тварями с Чужими во главе. На границах и случались самые ожесточённые сражения. Лишь земли Тварей Даждьбожичи уничтожали, не щадя ничего и никого, выжигая заразу под корень.

Также как Твари, дети миров второго уровня, не испытывали жалости к порождениям миров уровня третьего, также и Даждьбожичи относились ко всем представителям пекельных миров и к их главам, к Чужим, вообще не имеющим никакого отношения к этому Мирозданию, лишь паразитическое.

Верховода Лодьи выслушал доклад своего Подводы и задумался. Они вынырнули в одном из рукавов спиралевидного скопления звёзд и солнц, рядом расположилась большая и богатая необитаемая система земель с тёплым жёлтым солнцем в своём сердце. Но система, в данный момент находившаяся в благоприятном местоположении, прогреваемая потоками светлой лучистой энергии, идущей от центра спиралевидной галактики, также повторяя форму самой галактики, в виде ломанного креста – свастики, грозилась в недалёком будущем нырнуть вместе с частью рукава в пространство, заполненное тёмной материальной субстанцией – атавизмом, оставшимся со времён войны Богов, куда лучистая энергия проникнуть не могла, поэтому тела людей будут деградировать, лишённые своего естественного питания, а значит будет ухудшен контакт с РА-З-Умом и Со-Вестью. Во что это может вылиться? Примеры в истории Даждьбожичей имелись. И владение сложной техникой постепенно станет невозможно по той же причине – отсутствие лучистой энергии, как источника питания техники и также деградация человеческого тела, а ведь это и есть главный и основной двигатель и орган управления машиной в одном лице. К тому же Твари лучистую энергию переносят плохо, а так как земли нырнут в пространство от неё свободное, то и окажутся в полной власти Тварей и Чужих. Вот и дилемма – оставлять систему под колонизацию вражинам нельзя, уж очень она богата, но и заселять самим слишком рискованно. Времени, чтобы терраформировать пригодные земли, заполнить их необходимым количеством людей и подготовиться к затяжной осаде, а возможно и к смертельной битве внутри самой цитадели, попросту не хватит. А как потом глядеть в глаза молодым божичам, только пришедшим в третьи миры из Дома, из Чертогов Богов и сразу брошенным в жернова жесточайшей мясорубки? Нет, если уж и контролировать систему, то только сознательно и добровольно, принимая свою Долю и быть готовым, перерождаясь раз за разом, вести бесконечную войну не на живот, а на смерть. А там как Удача улыбнётся, всё будет зависеть лишь от Силы и от Воли детей Богов!

Тревога! Из тумана тёмного пространства вынырнули несколько хищных силуэтов. Ни машины, ни ведуны не видели их до сей поры, поэтому атака оказалась почти внезапной, благо что на руку людям играло довольно большое расстояние, разделявшее их.

Верховода погрузился в Поле управления Лодьей, в единый сиг ощутив всё гигантское тело судна своим собственным. Огляделся. Так же, как мы осматриваем собственные руки или ноги, заметил, что в Поле также появился, ни мига не медля, и Воевода, он будет управлять боевыми системами корабля. Краем глаза Верховода заметил группу Витязей, прогрохотавших по нижней палубе к отсекам с юркими челнами – малыми боевыми судами. По периметру бортов Судовые Володетели настраивали тяжёлые автономные орудия. Добивались резонанса своего РА-З-Ума и Разума машины, объединяли своё Со-Знание с машинным и, являясь уже единым целым, грозно осматривали ближайшее пространство в поисках цели. Верховода включил маневровые движители и толкнул Лодью вслед, выпорхнувшим из её недр, челнам, дабы Витязи не оторвались фатально от материнского судна. Что для них смерти подобно.

А на самой Лодье в это время началось буйство – Валькирии водили ХОРОвод, набрасывая обережный круг каждая на своего Витязя и все вместе на всех едино. Ведь связь Витязь-Валькирия – единое целое, ЖИВАя система атакующее-оборонительного плана. Мужчина Витязь атакует, он разрушитель, но разрушая, он защищает; женщина Валькирия защищает, но также защищая, она нарушает сложные связи и взаимодействия врагов, а значит тоже разрушает. Таким образом достигается гармония и непобедимость этих тандемов. При этом, Силу для атаки Витязь берёт всем телом и мгновенно из окружающего пространства, в то время как Валькирия исключительно постепенно через верхний РОДник – КолоРОД, поэтому нить, связующая с вышними сферами, девичья коса, для неё тоже самое, что меч для Витязя – источник и проводник Силы.

Такого сложного и мощного боевого потенциала, как взаимодействие двух изначально противостоящих друг другу начал – мужского разрушительного и женского созидательного, защитного у вражин нет. Твари, воплощённые в условиях миров третьего уровня – это быстроэволюционировавшие существа, классифицировать коих можно как пресмыкающихся-гермафродитов. В разные времена и на разных землях их будут знать под разными именами – демоны, драконы, змеи, кощеи, а их летучие корабли «Змеями Горынычами» или Змеиными Горычами, потому как они нередко «седлали» и приспосабливали под свои нужды космические тела – астероиды, кометы, малые планеты и прочее.

В то время, как Валькирии водили ХОРОвод, прикрывая Витязей, в самом сердце Лодьи закружились Берегини, их вторым полюсом стали Судовые Володетели и Воевода. Боевая система замкнулась. Солнечная Лодья готова отразить любую атаку!

Казалось, плавно плыли в чёрном пространстве космоса искорки челнов, выстраивавшиеся полукольцом и стремящиеся охватить нестройную кучу вражин в округ. За ними двигалась величественная большая Лодья. Ближайшее солнце играло бликами на её бортах, плотно выстланных сложными оборонными сооружениями – щитами. А под ними наливались алым огнём за-щитные надписи – начертания, которые заставляли чистую лучистую энергию особым образом обтекать корабль, создавая таким образом крайний и самый мощный оборонный рубеж судна.

Этого возможно достигнуть лишь обладая Знаниями Богов, коими по сути и являются Даждьбожичи, но этим же Знанием обладают и Твари, благодаря предателям Странникам. Поэтому они в состоянии обойти или пробить любую оборонь, и нет против них абсолютной защиты. Только умение и сноровка воинов.

 

Продолжение следует...

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость LudaFom777
Падшие звёзды

Прочитала Ваш рассказ. Понравилось: неравнодушием к Миру, живостью воображения. Честно, когда читаю Профи, то картинка не появляется, а здесь подключилась моя фантазия...

УСПЕХОВ!!!

P.S. Маленькая капелька "дегтя" - надо быть жестким корректором своего произведения, особенно в части русского языка.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
а здесь подключилась моя фантазия...
Потому что я пишу не ради признания или денег, как большинство профи.. :) Благодарю за отзыв и за детальный комментарий!

За "дёготь" также спасибо, Ваше замечание обязательно учту! :vishenka_33:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Rykar, спасибо! Если я не ошибаюсь, начало этой повести читала на Вашем сайте. :vishenka_33:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Если я не ошибаюсь, начало этой повести читала на Вашем сайте
Вполне возможно, там она тоже есть.

Благодарю за проявленный интерес и за отзыв! :vishenka_33:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Возможно, что отряд малых судов противника был лишь авангардом или разведывательным подразделением, потому что нежданно-негаданно из тёмной области пространства, мигнув матовым чёрным боком, показался и большой боевой корабль Тварей. Одну половину его представляло каменное тело астероида, а вторую высокотехнологичные конструкции и сооружения. А этот зверь поопаснее будет, нежели девять тварных штурмовиков!

Отступать некуда. Судно уже не успеет перейти в режим дальнего марша, его прежде растворят, превратят в облако космической пыли кощеи. Ведь Солнечная Лодья – это скорее исследовательское судно, которое занимается поиском земель, подготавливает миры к колонизации, либо устанавливает контакт с любыми формами живой материи, их населяющими. А для противоборства с такими монстрами конструировались специальные Боевые Лодьи. С армадами челнов-истребителей в чреве, с малыми судами поддержки – Лодками, вооружённые до зубов и защищенные на грани абсолюта.

Верховода принял решение отходить к системе земель, дабы лишить там в толчее космических тел корабль Тварей преимущества в огневой и прочей преобладающей мощи. Однако, челны Витязей уже устремились в разные стороны, захватывая тварные штурмовики в клещи. Бросить их сейчас, значит обречь на гибель. Шестером они могут не одолеть девять вражин, да и не дотянут потом своим ходом до системы. И это всё при благоприятном развитии ситуации, если не подоспеют на помощь малые боевые суда с большого корабля драконов.

Верховода запустил маршевые движители и стремительно пошёл на сближение с противником. Теперь даже при всём желании они не смогут разминуться и штурмовики всё равно окажутся в зоне действия вооружений Солнечной Лодьи. Для выполнения противоманевра у Тварей нет ни времени, ни свободного пространства. Но вражины не собирались избегать боя, наоборот шли на сближение, избрав своей основной целью именно Лодью.

Истребители атаковали с двух сторон, но навстречу каждой тройке отделилась от стаи пара кораблей кощеев, связывая тех боем, в то время, как пять штурмовых машин прорвались к материнскому кораблю людей и ударили. Солнечная Лодья без колебаний ответила из всех стволов. И лишь облаком космической пыли стало больше. Но и Лодье также досталось. Большую часть смертоносных излучений отклонили потоки лучистой энергии, обтекающие корпус; часть приняли на себя защитные знаки, перенаправив их в иные миры третьего уровня; часть отразили обратно в космос щиты, и лишь совсем ничтожной части удалось проникнуть под-за-щиту, но и этого хватило, чтобы корабль вздрогнул и вскрикнул от резкой боли.

Солнечная Лодья сбросила маскировку, как обычно это делают воины перед смертным боем, где либо пасть, либо победить, облачилась в образ Белой Лебеди – Символ РАСЫ, и, согласно Конам Мироздания, пренебрегая За-Конами инерции, резко изменила курс в сторону системы земель. Собрав по пути победивших Витязей под крыло. Враг неторопливо поплыл следом…

 

 

- Вот ты где оказывается! – Послышался сквозь вату голос Ваны. – А я думаю, куда ты запропостился, а ты опять с деревом обнимаешься! Не надоело ещё?

Норек с трудом разлепил сомкнутые веки и поднял на девушку глаза. Взглянув в них, она отшатнулась. Вся боль гибнущих людей отражалась там, Норек был всё ещё далеко, в своём странном видении-фантазии на корабле, отчаянно отражая атаки врагов, накатывающих, как снежная лавина, раз за разом, раз за разом, на одиноко стоящую сосну, а дерево всё стояло наперекор всему. Будь оно человеком, лишь размазывало бы кровь по лицу, но стояло. Успам и непреодолимо.

- Ты хочешь побыть один? – Смутилась Ванара. – Можно я останусь? Я не буду мешать, просто побуду рядом, ладно?

Норек кивнул.

 

Солнечная Лодья растворилась в системе, прячась за многочисленными землями, избегая прямого контакта с чужаком. Сложное переплетение гравитационных полей, магнитные завихрения тоже сбивали с толку боевые системы слишком большого и неповоротливого тварного корабля, не давая поймать судно людей в рамку прицела. А лодья скользила в пространстве, представая то каменной глыбой, то осколком земли, то невиданным обитателем космических глубин, то, казалось, переходила на линию напряжённости, полностью исчезая из пространства трёхмерного мира, внезапно проявляясь в другом, негаданном месте. И наносила свой укол, разбивая в каменную крошку крутые бока вражины. Если бы не досаждающие, непрестанно жалящие, стаи штурмовиков было бы легче, а так приходилось отвлекаться ещё и на них. Верховода стёр обильный пот с лица, чтобы не затекал в глаза и не мешал, сейчас нельзя допустить ни одну ошибку. Вместе с ведунами-водами и помощником Подводой они вели корабль, предугадывая действия врага и действовали непредсказуемо и нестандартно. Лишь так можно не победить, но выжить.

Каково же сейчас приходилось Воеводе? Находясь на грани от напряжения, он подобно спруту, охватил Со-Знанием Лодью, блокировал лично каждый удар, против неё направленный, а их ведь было тысячи! Уворачивался гибким телом лебёдушки от смертоносных стрел и отвечал, координируя действия Судовых Володетелей и Витязей. Челны Витязей не покидали крыльев Лодьи, прикрывая самые уязвимые и самые важные её места. И каждого воина не покидал Воевода, незримой тенью стоя за плечом, поддерживая ласковым отеческим словом.

Верховода полагал, что Твари не станут рушить систему земель, хотя бы исходя из их сугубо корыстных и материальных мотиваций, но он просчитался. Как только его судно за одну из земель юркнуло, за пятую, чужак нанёс удар. Самый страшный свой удар из самого сильного своего оружия, способного уничтожить всё на своём пути.

Поверхность земли вспучилась, вздыбилась изнутри, раздираемая страшной судорогой и разлетелась, оголив кипящее и тут же застывающее своё нутро. Но разрушение, начатое из глубин, на том не завершилось, пока не разорвало всю землю на каменные осколки, разлетевшиеся со страшной силой и скоростью округ.

Каменными глыбами смело тварные штурмовики, но и Лодью побило нещадно. Подобно раненой лебеди, распластавшей крылья безвольно по воде, она тихо плыла в пространстве… А сердца людей сжимала тисками тупая боль – только что они стали свидетелями гибели целого мира. Вот так в единый миг, не колеблясь, не сомневаясь, демоны Пекла без оглядки уничтожили большую, тёплую, готовую принять на себя все цвета проЯВленной ЖИВЫ, эемлю. Ну да, ведь это не их мир, им здесь ничего не жаль.

- Идите обратно в Пекло! – Воскликнул последний оставшийся Витязь так, что его услышали все выжившие дети Богов и направил свой чёлн на чужой корабль. Вскрикнула тихо, обмякнув, его Валькирия.

Корабль Тварей также серьёзно пострадал от взрыва планеты. Особенно искусственная его часть, в которой зияла огромная, сочащаяся лиловым светом, пробоина. В которую и направил свой маленький кораблик Витязь.

А дальше Даждьбожичи увидели сильный взрыв, сотрясший чужое судно от нутра до внешней оболочки, видимо челн сумел нарушить силовые установки гиганта. Громада чужого сдвинулась с места и плавно поплыла в сторону солнца. На беду пролетавшей мимо земле, что третья от своего источника РА-света. Увлечённые выживанием Лодьи, люди уже не видели, как столкнулись два космических тела, как мёртвый корабль протаранил землю, оставив глубокую рану на её поверхности и отскочил, подобно мячику, но преодолеть её жарких гравитационных объятий не сумел и так и остался висеть между небом и землёй.

А Солнечная Лодья на повреждённых движителях скользила в космосе, стремясь нагнать убегающую четвёртую от солнца землю. Мягкой посадки не случилось…

 

Норек непроизвольно дёрнулся, как во сне и открыл глаза. Рядом сидела Вана и, казалось, даже не дышала, напряжённо вглядываясь в него. Она тоже вздрогнула, почти синхронно с ним.

- Ну как? – Спросила она. – Что ты видел?

Норек лишь замотал головой, медленно возвращаясь к настоящей действительности.

- Войну видел.

- А я думаю, что ты экстрасенс, - она вскочила на ноги и бросилась помогать подняться молодому человеку, - и как-то по особому чувствуешь дерево, оно ведь живое! А может быть вы, вообще, общаетесь с ним так!

- Что у тебя с сердцем? – Вдруг спросил Норек. Обострившимися чувствами, может быть действительно экстрасенсорными(?), он видел мутно-красное пятно в груди у девушки. На каком-то внутреннем уровне подсознания он понимал, что красный цвет здесь – это плохо. А почему и как он это знал и видел – тайна покрытая мраком. – У тебя больное сердце?

Вана широко распахнула от удивления глаза, замерла на несколько секунд, потом явно скисла и отвернулась.

- Да, больное…

Дальше шли по дороге молча. Месили дорожную пыль и думали каждый о своём. Норек переживал, что чем-то обидел девушку, бестактностью своей наверное, а Вана, возможно впервые в жизни, задумалась о проблемах. О глобальных и о личных. О своей болезни, о своём будущем. О своём вероятном будущем, если быть точнее. А мрачное небо над головой мрачнело всё больше с каждым мгновением, грозясь сорваться ядовитым дождём.

- Ван, ты это… - Начал было Норек. – На самом деле я совсем не хотел тебя…

- Да не бери в голову. – Махнула она рукой. – Я не обижаюсь. Просто задумалась. А ты, что правда экстрасенс? Как узнал, что у меня всё серьезно?

Молодой человек пожал плечами.

- Не знаю, увидел. Так, а ты знала, что больна?

- Угу. – Буркнула она виновато и вдруг внезапно перешла на резкость. – Только давай не будем меня учить! Как жить, и что я себя веду не так, не правильно, хорошо?

Он такого не ожидал. Отвернулся. Шёл и слушал, как рядом сопит толи обиженно, толи яростно Вана. А с неба сорвались первые крупные капли влаги, обильно сдобренной всей химической таблицей, били по дороге, взбивая фонтанчики пыли.

- Прости… - Пискнула девушка. – Извини за грубость. Я не хотела… просто все постоянно пытаются меня воспитывать и лезут в мою жизнь со своими нравоучениями. А ведь это моя жизнь! И я сама решу, что мне нужно, когда и зачем!

- Так ведь я и не пытался. Хотя, в прочем, ладно, ничего страшного. Пойдём быстрее, а то ведь дождь начинается!

А обратная дорога обещала быть весёлой. Судя по звукам, доносившимся из дома, участники экспедиции поправляли здоровье, следуя правилу гомеопатии – подобное лечить подобным. То есть похмелялись. А ехать было решено именно сегодня и при любом раскладе. А это и означало, что обратный путь будет весёлым. И, скорее всего, быстрым…

Норека с Ваной встречала сама хозяйка, сообщив, что недоумкам, которые в данный момент усиленно шумели в доме, ничего не даст, пригласила их в сарай, оказавшийся летней кухней.

- Давайте к столу! Я тут завтрак вам сварганила.

Норека последнее слово резануло по ушам, он аж вздрогнул. И не заметил на себе долгий, внимательный взгляд старушки, усаживаясь на лавку.

- Угощайтесь. Не стесняйтесь. – Хлопотала хозяйка. – Всё чистенькое, всё своё…

С аппетитом наворачивая солнечного цвета блинчики с красивым, рубиновым вареньем, молодой человек не придал значения её словам. А то ведь откуда своё? Натуральное хозяйство уже давно людям стало недоступно – ничего не росло на отравленной планете. Если только где-то высоко в горах жизнь ещё сохранилась, а так всё, что нужно цивилизации выращивается в искусственных оранжереях, изолированных от внешнего мира.

- Ну как вам дерево? – Спросила хозяйка.

Норек почему-то почувствовал себя неловко. Появилось такое не совсем уж приятное ощущение, будто за ним подглядывали, причём в самый таинственный, можно сказать интимный момент, а вот теперь ещё и спрашивают о том, как прошёл процесс. Он смутился и даже, кажется, покраснел. По крайней мере то, что у него запылали уши, мог сказать наверняка.

- Красиво… там… - Буркнул он в ответ.

- Красиво? И всё? – Вопросительно подняла бровь старушка. – У меня тут бывало люди, и сознание теряли, и на незнакомых языках тарахтеть начинали, и видения разные с ними случались.

Норек густо залился краской.

- О, да-да! – Воскликнула вдруг Вана. – Видения!

Молодой человек почувствовал острое желание пнуть её под столом. Незаметно, но сильно. Однако почему-то не решился, ограничился полным эмоций взглядом искоса.

- Да-да, были видения! – Девушка не захотела заметить его недовольство и продолжила. – Я видела такой большой сияющий столб, он шёл из земли и упирался в небо, такой яркий-яркий, аж искрился он! Вот… А потом радуга появилась и небо стало чистое-чистое, даже голубое, как на картинке! – Глаза её сверкали, ей так хотелось поделиться всеми своими переживаниями, что дабы усилить эффективность своего повествования, она принялась помогать себе руками, активно жестикулируя. – Вот такая, во всё небо, красивая-красивая! А потом… потом Норек очнулся…

- Терял сознание? – Уточнила хозяйка.

- Да нет, - замотала головой девушка, - он какой-то был, как будто… как будто не здесь он. Тело вот сидит, а его нет, как в трансе… О, точно, как в трансе! Глаза пустые, мне аж страшно стало за него, на звуки не реагировал никак, как истукан сидит и всё. А потом будто вернулся. У меня в видениях на радугу словно рябь нашла, ветерком пахнуло в лицо, я смотрю, а Норек уже глаза открыл.

- От даже как, витязь! – Старческое лицо исказила гримаса удивления. – Поделишься, что видел?

Молодой человек опустил голову и вновь залился краской. Промолчал, не зная, что ответить. Вообще, это общение стало порядком «напрягать», он уже был бы не против совсем провалиться сквозь землю, лишь бы избежать всех этих допросов. И неприятного разговора.

- А чего ты стесняешься? – Деланно удивилась старушка. – Вон у меня люди приезжают, так кто что потом рассказывают, кто прошлое своё видел, как на горшке ещё сидел, кто будущее, кто просто пейзажи разные неземные, кто свои прошлые жизни, кто себя со стороны, вне тела, всяко ведь бывает. А здесь места такие, что и не то приключиться может, да и дерево способствует.

- Ой, а что же было, когда их много было? – В восхищении воскликнула Вана, бестактно перебив хозяйку. – Вот людям-то каково было, столько эмоций, столько переживаний!

Старушка резко поднялась и начала убирать со стола, не справившись об уровне насыщения у своих гостей.

- Нет, девонька, когда их было много, их не замечали, воспринимали, как должное. – Она оборвала, открывшую было рот Вану, пожелавшую вставить реплику, и обратилась к Нореку. – Мил человек, ну так будешь сказ нам вести?

Где-то на уровне интуиции молодой человек почувствовал, что рассказать придётся. И не совсем отдавал отчёт в своих действиях, буркнул:

- Будущее видел.

- Ой, как интересно! – С совершенно детским выражением лица на него уставилась Вана. Похоже, что она уже позабыла свою обиду на него. – Как там? Что видел?

- Ну, будущее… Космос, корабли космические большие. Там бой был. Между нашими людьми, террянами и чужими. Техника очень крутая, круче, чем у нас сейчас, а потом чужой взорвал планету. Одни осколки остались, как астероиды.

- Такие же астероиды, как у нас, между Аресом и Зевсом? Говорят, там тоже планета была . – Задала вопрос хозяйка, усиленно, резкими движениями вытирая посуду белым расшитым полотенцем.

- Да-а… Наверное также… - Немного растерялся Норек.

- Угу. И что же было дальше?

- Ну, глыбы от разрушенной планеты повредили корабли, а потом наш истребитель протаранил врага и тот взорвался внутри. А дальше он попал в поле притяжения планеты и остался как… Спутник? Да, он был каменный!

- Как наша Селена? А что с террянским кораблём стало?

- Они приземлились на другую планету, ту, что была ближе к разрушенной. На четвёртую.

- А ведь на нашем Аресе тоже нашли пирамиды и сфинкс, да? – С совершенно безразличным видом, будничным тоном поинтересовалась хозяйка.

- Да-а… - Норек был совершенно сбит с толку и растерялся полностью. Вдруг, события в видении стали восприниматься в совершенно ином свете, последовательность, хронология и конечный результат каждого из происшествий. Страшная догадка остро кольнула его. Да так сильно, что аж дыхание перехватило. Он вздрогнул.

- Что-то не так, мил человек? – Хитро улыбнулась старушка.

Норек встал и на ватных ногах протопал к двери, распахнул её, впустив прохладный, напитанный влагой, воздух и вышел наружу, под кислотный дождь.

Вана бросилась было за ним, но старушка повелительным жестом усадила её обратно.

- Пусть идёт, девонька, пусть.

- Но ведь там же дождь!

- Ничего, и дожди у нас тут не такие, как у вас в городе, пусть идёт. А мы пока с тобой посидим, поговорим по-женски. – Она подмигнула девушке, усаживаясь на лавку напротив.

 

На молоденьких деревцах только-только набухали почки, а нежные ростки трав едва показывались свету, выглядывая из пропитанной влагой, жирной земли. Но уже вовсю жужжали какие-то мошки, трещали жучки, изредка слышались мелодичные звуки, издаваемые, видимо, птицами. Норек созерцал зеленеющую равнину, уходящую за горизонт, стоя на возвышенности. А ведь когда выходил за калитку, на улице шёл проливной дождь! Зато сейчас, или здесь, нет даже ветра, хотя… тоненькие веточки молодых деревьев двигаются. Норек опустил взор на себя и с удивлением обнаружил, что облачён… в скафандр? Да действительно, на нём красовался, плотно облегая тело, чрезвычайно лёгкий и невероятно тонкий на ощупь серебристый скафандр. Вокруг головы оказалась прозрачная сфера, которая не пускала внешнюю атмосферу, в виде дуновения весеннего ветерка.

- Осмотрелся, ведающий? – Услышал он за спиной знакомый голос.

- Здравствуй, Радегаст! – Ответил он, не оборачиваясь. – Значит, в том мире я сейчас сплю? Надеюсь не в луже под забором?

Услышал смешок.

- Почти так. Но твоё желание получить ответ было столь велико, что сюда ты пришёл сам. Благо Лучезара тебя вовремя заметила и мы успели…

- Успели – что?

- Успели дать тебе эту защиту, которую ты назвал «скафандром». Мы ведь только приступили к терраформингу и здесь пока ещё слишком мало кислорода и слишком много углекислого газа, ты мог и погибнуть.

- Спасибо… - Буркнул Норек, всё ещё не оборачиваясь, будто соблюдая некий ритуал или следуя выбранным правилам игры.

- Спасать нас не от кого, да и некому, ты лучше благо своё дари, а не проси спасти нас неведомо кого.

Норек понял.

- То, что ты видишь перед собой – это будущая роща. Ты уже знаешь, что собой представляют деревья, а если их много и они высажены определённым образом… В общем, поймёшь со временем и это. Обернись.

Молодой человек послушно обернулся. Радегаст в этот раз был один. Странно, но на нём скафандра не оказалось, одеяние воина выглядело, как свободные ярко-красные штаны и такого же цвета гимнастёрка, стянутая в поясе ремнём. Немного позади него висел в воздухе необычный аппарат, выглядевший, как большая, способная принять в себя человека, капля воды, периодически теряющая способность полной прозрачности. Но больше всего Норека потрясла открывшаяся взору панорама – синеющие вдали горы ограничивали гигантскую строительную площадку, по которой стремительно носились неведомые существа или механизмы, преображая ландшафт прямо на глазах – в углах огромного, потрясающего своими масштабами треугольника, размером с небольшой земной город, и гладкого, как стол, возводились гигантские пирамиды. Три. Одна, ближайшая, уже готова и две дальних на завершающей стадии. И венчал зрелище сверкающий свежим золотом колос – сфинкс.

Радегаст грустно улыбнулся, заметив потрясение Норека.

- Это будет, говоря понятным тебе языком, космодром. Наш корабль повреждён и не способен к межзвёздным перелётам. Мы уйдём отсюда. Кто пожелает – улетит домой, останутся только добровольцы, те, кто не убоится вступить в борьбу с беспощадным и хитрым врагом один на один. А пирамиды – это антенна и звёздный навигатор, будут ещё и звёздные врата, но не долго – когда войдём во тьму, мы их разрушим. Иначе беды не оберёшься.

Норек не понял.

- Почему?

Радегаст вновь грустно улыбнулся, скосив глаза на парня.

- Ты вот знал, что такое звёздные врата и, что они действительно существуют? Нет. А ведь есть на вашей земле и сейчас те, кто всё прекрасно помнит и знает. И пока вы находитесь в забытье, могут творить, что хотят. А система звёздных врат соединена со всеми землями Светлых Миров, то есть можно…

- Отправить аннигиляционную мину?

- Ну да, можно, в общем-то и так. Верно мысль ухватил.

Норек кивнул в сторону сфинкса.

- А это что за статуя?

Радегаст не выдержал и рассмеялся.

- Неужели ты совсем ничего не помнишь? – Спросил он, когда приступ смеха миновал. – Это не статуя, это наша лодья! К сожалению, она очень сильно изранена и никогда уже не сможет восстановиться. Межзвёздные перелёты теперь для неё в былом. Она станет нашей базой и прибежищем на ближайшее время и на времена тёмные. Это всё, что ты хотел узнать?

Молодой человек растерялся. Вначале были эмоции, потом сомнения, затем догадки, которые хотелось подтвердить или опровергнуть, а сейчас из головы всё просто-напросто вылетело, осталась лишь пустота, без вопросов, только возбуждение от пережитых свежих впечатлений. Он спросил то, что удивило его с самого начала, пока внимание не переключилось на всё прочее.

- А почему ты… без скафандра, Радегаст?

Воин ухмыльнулся.

- Он мне не нужен. Мы вполне в состоянии контролировать и регулировать все процессы, происходящие в наших телах. Наш генетический аппарат не нарушен и не блокирован вирусами, поэтому тела способны настраиваться и полноценно функционировать в достаточно широком спектре меняющихся внешних условий. Без специальной техники. К тому же в нас нет вражьих симбионтов и имплантов, а также вредоносных программ.

- Откуда они взялись и как от них избавиться?

- Это ты сам проведаешь, когда с-рок придёт. Всё? – Спросил Радегаст. И Норек почувствовал, как мир начал терять стабильность и насыщенность.

- Стой! – Крикнул он, - погоди! А где я сейчас был?

- Вы эту землю знаете, как Арес, мы же зовём её в честь нашего Верховоды Ореем. – Отозвался воин. – А стоял ты на холме, чего делать конечно не стоило, но холм сей – будущий лик отца нашего небесного Даждя-бога!

«Аресианское лицо!» - Норека бросило в жар. – «Вот, что это такое!»

Мир потерял плотность, пошёл рябью, сквозь которую проглянул мрачный пейзаж мёртвой Земли.

«И пусть считают меня варваром!» - Мелькнула мысль, и молодой человек успел дёрнуть на себя веточку молодого деревца.

Возвращение было, как удар по голове – в глазах потемнело, тело налилось свинцовой тяжестью, а в лёгкие ворвался спёртый воздух мёртвой атмосферы. Норек ощутил себя сидящим на корточках перед калиткой. Дождь уже закончился, лишь утопала в грязевых лужах плохая грунтовая дорога. Он разжал плотно сомкнутый кулак и схватился за забор, желая подняться… На раскисшую, чёрную землю упал нежный, светло-зелёный листочек…

 

День четвёртый

Спал Норек плохо, а потому проснулся утром достаточно рано. Проснулся сам, без будильника. Хоть и пришлось лечь рано вчера, но он без колебаний откинул пропитавшееся потом одеяло и поднялся с постели. Хотя в былое время так бы не поступил – повалялся бы ещё минимум минут с десяток.

Прошлёпав босиком по полу в ванную, Норек открыл холодную воду и сунул голову прямо под кран, ощущая, как от резкого холода перехватило дыхание. Вообще-то, расточительное это дело, так тратить дорогую чистую воду, которая стоит сейчас весьма и весьма прилично. Освежившись, молодой человек включил на кухне чайный аппарат. Тяжело опустился на видавший виды табурет, а перед взором всё стояли, вдруг, ставшие большими глаза Ванары, когда провожая его, она спросила: «Мы ведь ещё увидимся, правда?»

Обратная дорога действительно выдалась весёлой – от сверхгромкой музыки болела голова и шумело в ушах, а пьяные пассажиры горланили, стараясь музыку перекричать своими глупыми песнями. Всё это напоминало корабль, получивший пробоину и медленно, но верно погружающийся в пучину, а его экипаж в это время вместо того, чтобы залатать течь или принять какие-либо иные меры к спасению, беззаботно веселится, даже не задумываясь о неумолимо приближающейся развязке.

В электричке ехали молча. Каждый думал о своём. Лишь однажды Вана нарушила безмолвие, сообщив, что решила бросить курить. Всё-таки что-то в этой поездке повлияло на неё. Отразилось даже на её внешнем виде – движения утратили былую резкость, стали более плавными и женственными, а в глазах проявилось тепло и грусть вместо бессмысленно бегающих искорок и пустоты.

Потом Ванара попросила её проводить. Только не домой, а к подружке в Кнесово. Как пояснила, дабы ему потом недалеко было к себе добираться. Дверь отворила хрупкая русоволосая девушка с ярко-голубыми глазами. Увидев её, Норек испытал весьма странное чувство, до сей поры ему неведомое. Во-первых, девушка показалась ему знакомой до боли, будто дружили с ней с детства. А то и раньше… Во-вторых, где-то внутри защемила такая невыносимая тоска, как если бы случилось что-то такое, что поправить уже никак невозможно, а, в-третьих, Норек пережил чувство де-жавю – это уже было! Всё это было! В какое-то мгновение молодой человек осознал, что даже знает, что сейчас скажет Вана! И она сказала. И именно то!

- Останешься? Посидим немного?

Но Норек отказался. На следующий вопрос ответил, что встретятся всенепременно и, чувствуя, как подрагивают от волнения руки, развернулся и потопал вниз по тёмной лестнице.

А как её зовут-то? Надо было хоть спросить.

Норек выплеснул остатки напитка в раковину и, вдруг, ощутил на голой спине приятное такое, мягкое тепло. Это в кои-то веки проглянуло сквозь смог Солнце! Разглядывая золотой лучик, бьющий из окна и упирающийся в стену, наблюдая, как барахтаются в нём невесомые пылинки, молодой человек внезапно почувствовал, как необъяснимая беспричинная радость наполняет его. Он распахнул двери балкона, впуская свет внутрь, в квартиру. И сделал шаг навстречу источнику, вскидывая вверх, к восходящему Солнцу, руки.

- Здрав будь, Ярый!

Почему так сказал, почему так сделал Норек не знал. И даже потом никогда не задумывался – всё шло само, шло от сердца! От сердца к Солнцу! И пусть после говорят, что оно, солнце, вредно, что вызывает неизлечимые заболевания кожи и даже внутренних органов, нет! Мы – дети Света и это наша жизнь! Конечно, если кто-то привык к тьме, к другому спектру излучений небесных светил, то тому, конечно, солнечный свет вреден, а может быть даже опасен. И добавляют потом в продукты человеческого питания один единственный компонент, который при взаимодействии с ультрафиолетовым излучением вызывает необратимые изменения в живых клетках. Да подпорченная генетика даёт о себе знать, заставляя организм реагировать на свет иначе, не так как он должен, а воспринимать его, как угрозу и защищаться. Темнея. И вот благодаря химии, в плюс к генетическому сбою, появляется нужная врагам негативная статистика. За сухими цифрами, которой многие судьбы и жизни простых, ничего не подозревающих, людей.

А откуда всё это стало ему известно, Норек не смел даже предполагать. Хотя уже ничему не удивлялся.

Солнечные лучи ласкали голый торс, ладони горели жаром, впитывая силу света, весь Норек сейчас был похож на живую солнечную батарею, поглощая всем телом живительную энергию. Но одновременно он стал и передатчиком, отдавая солнцу и часть энергии своей, и информации о себе. Сознание отделилось от тела и, подталкиваемое волнами света, бьющими, как пульсар, устремилось ввысь. Молодой человек ощущал себя невесомым, как пушинка или даже ещё более того, хотя вниз что-то не сильно, но настойчиво тянуло. Норек остановился и опершись на проходящий рядом, сияющий белым, столб, взглянул вниз. И понял, что его туда тянет – его собственное физическое тело. Тело стояло на балконе в абажуре яркой сияющей ауры света, а из головы его и «рос» этот самый столб, при этом сознание удерживалось на привязи тонкой ниточкой. Норек усилием воли ослабил привязь и продолжил подъём, сопровождавшийся устойчивым ощущением головокружения. Которое прошло внезапно, резко сменившись чувством полной и абсолютной свободы, безопасности и радости. Счастье рвалось из «груди», да так сильно, что молодой человек воспарил, как птица, хотя до сей поры ощущал «твердь» под «ногами», опору.

Обзор здесь не ограничивался ничем, насколько хватало глаз простиралось безмятежное ярко-голубое пространство. Не оказалось здесь и горизонта, пространство-небо не ограничивалось ничем и никак. Лишь плавали ленивые пушистые белоснежные и мягкие-мягкие на вид облака. «Под ногами» тоже выстилались облака, но более ровным, сплошным слоем. Они-то и образовывали подобие тверди.

Норек раскинул крылья, почувствовав толчок воздуха, подкинувший его в верх, когда он поймал поток и, переполняемый чувством нереальной свободы, клокоча что-то от счастья заскользил в плоскости этого удивительного мира. Со свистом врываясь в облака, закладывая лихие виражи. С восторгом чувствуя, как свистит в «ушах» ветер, молодой человек наслаждался своей свободой. Пока не увидел огромный, яркий диск Солнца и устремился к нему. Сказать, что диск привёл его в неописуемый восторг, значит не сказать ничего! Размеры его впечатляли. Но так, как физические величины в этом мире отсутствуют, то и сказать точно оказалось невозможно, достаточно того факта, что Норек видел верхнюю часть, нижняя же исчезала где-то в глубинных слоях этого мира без границ! В какой-то момент Норек осознал, что хоть мчится к сияющему диску изо всех сил, но «расстояние» при этом не уменьшается ни на миллиметр. Осознав этот факт, он остановился. Вновь «превратившись» в «человека», Норек «встал» на ноги. Разглядывая Солнце, Норек, вдруг, понял, что «оно» точно также разглядывает и его. Это открытие его немного смутило, к тому же, как оказалось, в Солнце происходят какие-то процессы, плавно перетекающие один из одного и обратно. Выглядело это так, упрощённо, будто место за «пультом управления» сияющим диском занимают поочерёдно три личности-оператора, которые в это время и становились самим Солнцем, но при этом они одновременно там же и находились.

- Здравствуйте… - Смущённо пробормотал молодой человек.

«И ты будь здрав». – К удивлению Норека долетел до него бестелесный голос. Ответ выглядел, как мгновенно проявившееся в сознании знание, подобное собственной мысли, но более размытое и менее чёткое.

- Кто ты?... Вы?

«Хорс». – Последовал короткий ответ.

Из-за «спины» Хорса «выглянул» второй, представился:

«Ярило».

Шевельнулся третий:

«Даждьбог. Дед твой. Здравствуй, внук!»

И тут же сместился. Теперь весь объём диска занимал один Хорс.

- Почему я не могу до вас долететь?

«Нельзя. Опасно, пока опасно. Сил ещё нет совсем».

- У меня нет сил? Это Солнце ведь, да?

Хорс слегка «подвинулся» и на краешек уместился Ярило.

«У тебя, у тебя, мы-то силой не обижены!» - Подмигнул Ярило.

«Да, это то, что вы зовёте солнцем». – Ответил Хорс.

- А на самом деле как?

«Концентрация наших сил в третьих мирах, окно нашего выхода».

- А кто вы?

«Мы – Великие и Всемогущие!» - Пошутил Ярило и ещё немного подвинул Хорса, заняв уже порядка 20% диска.

«Мы РОДичи ваши». – Произнёс Хорс. – «Сейчас вы зовёте нас Богами».

- Боги?! Вы?! Вы Боги?! – Искренне удивился Норек, никак не ожидавший подобного поворота событий. Теперь можно будет всем говорить, что с Богами буквально «за руку здоровался».

- А РОДичи – это как?

«Как, как… Родственники по-вашему». – Хмыкнул Ярило.

Хорс промолчал.

- Как родственники? – Не понял Норек. В голове сей факт не укладывался. Где бренное хрупкое тело, подверженное болезням и соблазнам, а где могучие солнечные Боги? Несопоставимо!

«Ничего, проведаешь после». – Утешил его Хорс.

- И всё-таки я не въезжаю совершенно, разъясните же мне! – Взмолился молодой человек.

«В детстве книжки надо было читать, а не в игры играть!» - Шутливо пожурил его Ярило.

«Хорошо». – Сказал Хорс, подвигаясь по диску, уступая ещё больше места Яриле. – «Я дам тебе это знание. Но осознаешь его ты не сразу, постепенно. Иначе «сойдёшь с ума».

- Ладно. – Согласился Норек. – Пусть так.

Выглянул Даждьбог, подвинув Хорса и Ярилу.

«Брате, не увлекайтесь!» - Строго сказал он, как старший. – «А ты, внук, возвращайся в Явь, ты итак задержался в Прави сверхдостаточно для первого раза. Нужно быть осторожнее, ведь это опасно!»

- Почему опасно? – До него, вдруг, дошло. – Так я сейчас в Прави?

«Да, в Прави. А опасно, потому что очень велика разница энергетической насыщенности миров, а ты ещё не окреп. Ступай назад».

- Хорошо, ухожу, только последний вопрос: почему Солнце в Прави?

За Даждьбога ответил Хорс:

«Мы освещаем все уровни мира - и Навь, и Явь, и Правь».

Вернувшись в тело, Норек осознал себя всё также стоящим на балконе со вскинутыми к небу руками. На мгновение затих, прислушиваясь к ощущениям. Лицом чувствовал приятное тепло Солнца, сквозь опущенные веки видел его свет и теперь воспринимал это явление уже совершенно иначе, нежели просто тепло и просто свет, альтернативу свету электрическому и неисчерпаемый источник энергии для технических устройств, использующих источником питания солнечные батареи.

- Слава тебе, Ярый. – Тихо произнёс он и добавил уже громче. – Вам, Боги, слава!

Открыл глаза, опуская руки. Теперь оглядев всё с иной стороны, с изнанки мира, он понял, как его сознание в своей плазменной оболочке тонкого эфирного тела крепится к телу физическому или, правильнее, к белковому – есть семь основных элементов крепления и управления телом. Они располагаются вдоль позвоночника и немного погружены внутрь организма. Помимо основных есть несколько дополнительных узлов, которые расположены на конечностях. Ну и, конечно, этот столб из головы, что до самой Прави достаёт.

Вот интересно, а если бы отец не был воинствующим атеистом и позволил, следуя непонятной традиции, а скорее отдавая дань моде, окрестить его в младенчестве, как и случалось с подавляющим большинством новорожденных, всё то, что он пережил за последние дни и сегодня, могло ли случиться? И, если да, то как это бы выглядело? Может быть ничего бы и не было? А он звал меня внуком… Вспомнил Норек. Почему тогда говорят «рабы божьи», если я… если мы – внуки Богов? Что же здесь не так? И спросить-то не у кого! Досадно…

Норек вернулся в кухню. Простояв долгое время на балконе и потратив много сил на внетелесное путешествие, он чувствовал усталость и зверский голод. Да, энергопотери нужно восстанавливать. И так как естественные зарядные устройства – деревья, вороги изжили, то придётся восполнять потери иным способом, требующим, к сожалению, в отличии от первого, изначальных материальных вложений. Норек распахнул дверцу охлождающей камеры и потянул початую пачку пельменей. Стоп! Молодой человек вспомнил слова Радегаста, да и свои собственные проведанные выводы об отравленной пище. И рука разжалась сама собой.

Нужно будет этот концентрированный яд, напичканный канцерогенами, химикатами и вражьими гаджетами смыть в унитаз. И залить сверху «Дерьместосом», который убивает все известные микробы, ну, видимо, так называемые «полезные» бактерии-паразиты тоже будут не в восторге от купания в нём.

Норек налил в кастрюльку воду и поставил её на плиту. Подготовил крупу. Самую обычную крупу из дешёвых, коя лежала у него, приготовленная на чёрный день. Ничем не примечательные семена одного из растений. Возможно из-за того, что конкретно эту крупу, ввиду её подозрительной дешевизны, покапают меньше, может быть поэтому она менее ядовита, нежели прочие продукты? Особенно искусственные заменители. С другой стороны её также растили в отравленном грунте и вряд ли особо фильтровали воздух, подаваемый в оранжерею. Да ещё и поливали, наверняка, всякой дрянью, в том числе и химикатами, ускоряющими рост, способствующими обильному плодоношению и прочее. И хорошо, если именно это растение не улучшали генные инженеры, внося ему чужие гены. К примеру, для того, чтобы усилить устойчивость к неблагоприятным экологическим условиям. Вживив ген той же смертельно опасной, но живучей, чёрной плесени. Ведь может быть такое? Может. Отсюда и низкая цена. Оружие избирательного действия, чем дешевле, тем продукт опаснее. Для того, чтобы больше вымирало населения с наименьшими доходами, как потенциально опасного для господ властьимущих. Так как улучшать им условия жизни никто не собирается, а голодных бунтов боятся все.

И что же делать? Чем питаться? Норек порылся в шкафах, в охлаждающей камере и решил, что крупа – это всё-таки меньшее из зол на данный момент. Но впредь этим вопросом следует озаботиться. Причём вплотную. А то на синтетической пище и до зрелости дотянуть не выйдет.

А как быть с работой? Норек прикинул в уме и похолодел – ведь третий день сегодня в прогуле! И, что странно, никто ведь не звонит. Значит, без официального больничного листа не обойтись. Хоть сейчас и заменён почти весь бумажный документооборот на электронный, но при желании можно поправить всё! Были бы деньги! Тоже, кстати, виртуальные. Значит затягивать с этим делом не стоит, ибо чем дольше затянешь, тем больше потом заплатишь.

Норек быстро помыл посуду, переоделся и спустился во двор. Стоило выйти на улицу, как ему без стеснения, но наоборот с маниакальной настырностью начали пихать в руки разноцветные рекламные листки да брошюрки. Только успевай потом урны подмечать.

Женщина со скорбным бледным лицом, выражающим вселенскую печаль и кротость протянула ему кусочек макулатуры:

- Почитайте, пожалуйста.

Молодой человек взял. Движение получилось какое-то автоматическое. Ну что ж, поглядим. Яркие, красочные рисунки – огромный оранжевый лев лежит, довольно щурясь, а человеческие детёныши без следа стеснения, нагло копошатся в его гриве; рядом стоят несколько взрослых людей, один из которых непременно политкорректно чёрный, и все счастливо улыбаются. Про райскую жизнь что-то написано, смиритесь, покоритесь, покайтесь, не возникайте и прочее, а сдохнете – и будет вам рай, только не на земле, здесь никогда, а там где-нибудь и потом как-нибудь. Куда же ещё больше-то смиряться? - Задался вопросом Норек. - Кто ж это советует? Перевернул буклет, - точно, так и думал, - «Свидетели Фиговы», с ударением на второй слог. Те самые, что ходят по квартирам и навязчиво предлагают помощь в чтении «книги книг», будто она не переведена на человеческий язык и её ещё переводить надо с тарабарско-кочевого. Читать мы, господа хорошие, сами обучены!

Дальше, помимо обычных магазинных зазывал, встретились, так называемые, «Приколисты Седьмого Дня», «Пофигисты восьмого», «Церковь Лысого Монаха» и «Почитатели Святого Причастия, как акта неоканнибализма».

Тем временем, Норек добрался до поликлиники. Старое здание с отваливающейся штукатуркой, треснутым фасадом и осыпающимися ступенями. На ремонт, как известно, денег всё не было. Да и откуда им взяться, если на даче бардак, всё старое, из окон дует – раз. Жена второй месяц о новой шубе ноет – два. Любовнице нужно отдохнуть на океане – три. В институт отнести надо, а то оболтуса сына выгонят – четыре. И дочери на новую «флайку» с форс-реактивными двигателями, а то ездит, как дура на старой «Влаге» - это пять. Ну и о каком ремонте может идти речь после всего этого? Тяжела жизнь…

Молодой человек взял электронный номерок и поднялся на второй этаж поближе к кабинету участкового врача. Номерок хоть электронный, но по закону подлости, терминал выдал один из последних номеров. Поэтому придётся просидеть в этом душном, пропахшем ещё древними лекарствами, коридоре невероятно долго. Можно даже успеть выспаться за это время. Если уснуть получится.

 

Так и получилось. Норек задремал. Полного отключения сознания не получилось. Он вполне слышал причитания и жалобы друг другу завсегдатаев сего заведения – своих соседок по ряду кресел – пожилых бабушек. Вполне ощущал своё тело, но в то же время как бы и переместился в пространстве и времени. Окружающую среду, где оказалось его сознание, он видел весьма нечётко, как-то условно. Плывущими контурами. Так, что некоторые детали просто дорисовывало воображение.

Слух воспринимал одновременно и близкое щебетание старушек, и мягкое журчание текущей воды. Речка. Или, что скорее, ручеёк. Окружающий пейзаж представлял собой синтез урбанистического мира и чистой живой природы настолько гармоничный, что казалось данное сочетание – идеально. Так и должно быть. Технологические структуры и природа так вросли друг в друга, что выглядели неотъемлемой частью единого целого. Или продолжением один другого. Никаких резких перепадов, острых углов, выпадения цвета; никаких ржавых, торчащих кусков арматуры, облупившейся краски или иных «достижений» «цивилизации». Всё одно и едино.

Величественные деревья, раздавшиеся кроны их зелёным шуршащим пологом покрывали мягкую зелень трав и цветущих кустарников. Меж стволов иногда проносились машины, идеальных форм. Часто в виде капли воды или вьющейся ленты. Повторяющие цвета окружающего мира. При своём стремительном движении, машины не издавали звуков и не колебали воздух. Просачиваясь, казалось, сквозь пространство. Возвышались пики пирамид и совершенно потрясающее зрелище – абсолютно бесшумное приземление гигантского космического корабля. Колос медленно опускался вниз, не тревожа при этом окружающий мир. Форма корабля постоянно плыла и менялась. Как и цвета его корпуса – выглядели подобно радужной оболочке мыльного пузыря.

- Нравится? – Услышал Норек знакомый голос.

- Угу, - ответил молодой человек, - завораживает.

- Завораживает. – Согласился голос. – Лодья привезла нужные нам машины и добровольцев. Прилетели Витязи, Волхвы и простой люд – божичи. Зачем ты пришёл, что узнать хочешь?

Норек не стал оборачиваться. Его личный куратор Радегаст итак всегда был рядом и протягивать ему руку, чтобы поприветствовать не требовалось.

- Я был в Прави. – Сказал он.

- Ну, молодец, поздравляю! И как тебе там?

- Отлично, но я не о том. Мне кажется, я начинаю понимать. Картинка, как пазл складывается, всё становится по своим местам. Но уж больно страшное получается изображение. Скажи, Радегаст, что дальше будет?

Воин сделал несколько шагов вперёд, оказавшись в поле зрения парня. Его одеяние, обтекающий жидким металлом тело, комбинезон, повторял при каждом движении, как зеркало окружающий его мир. Так, наверное, если глядеть на Радегаста со стороны противоположной от Норека, то будет виден сам Норек и лишь контуры тела воина. Такой совершенный маскхалат.

- Для меня то, - ответил он, - ради чего я был рождён – война. Как и для тех добровольцев, что прилетели сегодня, также и для тех, кто остался и не улетел домой.

- А для нас?

- И для вас. Вы знали на что шли.

- Значит, мы проиграли…

- Пока нет. – Возразил. – Да, мы терпим сокрушительное поражение, но пока ещё не всё потеряно. Эта Ночь, что вы переживаете, выдалась самая тяжёлая. Но она не первая. Не вторая. И даже не третья! Таких Ночей было много. И мы выжили, пережили все осады, отбили неисчислимые штурмы. Это предпоследняя Ночь. Следующая в любом случае станет последней. Война ещё не окончена.

- Не знаю, как это не проиграли, по-моему, хуже некуда. Почему нам никто не помогает?

Воин промолчал, наблюдая, как верхушка лодьи скрывается за зелёным массивом. Помедлив, всё-таки ответил.

- Вам помогают. Только не явно. Я вот помогаю. Явно вмешаться нельзя – вас уничтожат в единый сиг. Всех и сразу. А на вашей Яр-Гард-земле живёт один из наших сильнейших Родов, его потеря станет катастрофой для РАСы. Тем более, скоро Рассвет, вы пробудитесь сами.

- Если не вымрем до того. А что, нельзя вот так прислать корабль и помочь?

Радегаст покосился на Норека и грустно улыбнулся.

- Пробуждаешься, - произнёс он, - но ещё не проснулся. Иначе бы знал, что Тьма блокирует и сбивает пути линий напряжённости. И в Ночи можно передвигаться только в трёхмерном слое Яви. А это очень долго и опасно.

Помолчав, продолжил.

- Но к вам пробиваются три лодьи. Их экипажи добровольно вызвались в помощь. Если доберутся – будет вам передышка и подспорье в подготовке к последней Ночи. Потому что флот к вам не пойдёт – Яр-Гард, выйдя из Ночи не покинет Тёмное облако, а лишь выскочит в просвет и пути всё ещё не будет. Или надеяться на восстановление системы Финиста…

- Что это такое, что такое «Финист»?

- Я не скажу тебе – сам проведаешь, когда с-рок придёт.

- А как понять «Яр-Гард», это название планеты?

- Да. – Кивнул Радегаст. – Это имя земли. Яр-Гард, значит крепость Рода Яра.

- Ярило? – Осторожно спросил Норек, вспомнив своё путешествие в Правь.

- Не совсем так, но близко. Что ещё?

Норека, вдруг, пробила крупная дрожь, он оглянулся, созерцая красоту и буйство жизни.

- Я ведь на Аресе сейчас? Что случилось с планетой, почему сейчас это безжизненная пустыня?

Воин грустно вздохнул.

- Орей мы отстоять не смогли. Подробности проведаешь сам, знай только, что землю убили твари. Сохранилось только три поселения подземных и система орейского Финиста, так что ни один корабль, ни один аппарат сюда не долетит. – Заметив недоумение на лице молодого человека, добавил, - а то, что вам показывают по телевидению, эта «аресианская экспедиция», которой вы так гордитесь – это всё обман. Нет здесь никаких станций, никаких спутников!

Сказать, что Норек был удивлён – ничего не сказать. До сего момента, он был уверен, что изучение и освоение красной планеты шло и до сей поры идёт своим чередом. Да, были там на начальных этапах какие-то сложности, что почти все аппараты аресианского направления непременно падали, взрывались, отклонялись от курса и прочее. Даже было высказано нелепое предположение, что Арес – обитель Дьявола, так как все космические машины в обязательном порядке проходили процедуру «освящения» жрецом основного религиозного культа. А тут встречалось успаме противление божьему промыслу. Значит, там сидит его, бога, противник и всячески мешает «божьим созданиям». А потом на Арес была отправлена экспедиция и не одна. Говорили, что покорилась-таки упрямая красная красавица настойчивости «землян». Иногда космонавтов показывали по зомбо-пластинам, они радостно передавали привет родным, лихо разъезжали по планете на шустром вездеходе, что-то там раскапывали, брали пробы, искали воду… и всё это ложь?

- Радегаст, а ты живёшь здесь, на Аресе?

- Да здесь, но не живу. Норек, тебе пора!

 

Продолжение следует...

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!

Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.

Войти